Бодэ А.Б.

МАЛОИЗВЕСТНЫЕ ПАМЯТНИКИ ДЕРЕВЯННОГО ЗОДЧЕСТВА КАРГОПОЛЬСКОГО РАЙОНА

Окрестности Каргополя знамениты сохранившимися деревянными церквями. Действительно, здесь их довольно много, наверное, как нигде на Севере. Своим величием и архитектурно-художественными достоинствами они заслоняют памятники более скромные – часовни, которых под Каргополем совсем немного. Среди них выделяются две постройки – в деревне Кириллово и в урочище Грихневское.

Кириллово находится недалеко от шоссе Каргополь – Няндома по дороге на Малую Шалгу. В деревне осталось не более четырех-пяти домов, некоторые из них летом жилые. Часовня стоит примерно посередине деревни на единственной улице.
До урочища Грихневское можно добраться по дороге на Ошевенск, свернув направо после деревни Поздышевской и пройдя около трех километров. Часовня стоит посередине широкого поля, от деревни практически ничего не осталось. Угадывается направление деревенской улицы и кое-где следы домов. Часовня, по-видимому, стояла в ряду уличной застройки. Сохранилась она, видимо, потому, что ее использовали как временное жилище.

Часовня в Кириллово мало известна, она представлена в одной из публикаций автора, где приведено краткое описание и беглая графическая реконструкция.

Часовня в Грихневском не упоминается ни в одной публикации. Оба памятника как местные достопримечательности практически не посещаются.

Часовня в Кириллово несет следы позднейших перестроек и разрушений, но первоначальная структура постройки прочитывается отчетливо и сразу обращает на себя внимание своей необычностью.

Часовня в Кириллово. Фото 2000 г.

В основе часовня представляет собой небольшой квадратный в плане сруб. С западной стороны выпуски верхних и нижних бревен образовывали открытую площадку, опиравшуюся на землю, а с юга была устроена узкая галерея на консолях. Основной сруб и южная галерея покрыты двухскатной крышей с симметричными полицами так, что конек не соответствует продольной оси молитвенного помещения. В результате позднейшей реконструкции стены сруба и галерея оказались обшитыми, над западной частью галереи устроена простейшая звонница, пристроено новое крыльцо-тамбур, переделана главка. В таком виде памятник сохраняется до сих пор.

Часовня в Кириллово. План-обмер, западный фасад и северный фасад

К утраченным частям здания относятся ограждение галереи, крыльцо. Несколько столбов от галереи было использовано для устройства звонницы. Это квадратные в сечении бруски без резьбы со следами глухого тесового ограждения. Ширина и конструкция лестницы прочитывается по врубкам в основании западной части галереи. На одном из столбов видны следы от тесового ограждения и от перил лестницы, а верхней части – следы бруска-перемычки (с подзором), видимо, связанного с передним столбом крыльца. Высота этой перемычки в совокупности с уклоном крыши дает возможность ориентировочно определить длину крыльца. Памятник имеет ряд интересных деталей: угол, выходящий на галерею, для облегчения прохода до уровня плеча рублен в лапу, а выше – в чашу, как и весь сруб. С правой стороны от двери прорублена смотровая щель в молитвенное помещение. Внутри часовни устроен потолок-«небо», роспись которого не сохранилась.

Часовня в Грихневском обладает более простым архитектурным решением.
Часовня в Грихневском. Фото 2006 г.

Это небольшая клеть с рублеными сенями, покрытая общей двухскатной крышей, над которой возвышается восьмерик звонницы, завершенный шатром. Столбы звонницы украшены нехитрой резьбой, утраченное ныне ограждение яруса звона было выполнено из тонкого штакетника, поставленного «на угол». Стены изнутри и снаружи покрыты обшивкой, вход осуществляется через дощатый тамбур с лестницей. В сенях рядом с дверью в молитвенное помещение к стене прибит старинный резной крест.

На южной стене в нижней части обшивка сорвана, что открывает весьма интересные подробности истории памятника. Судя по стыкам на бревнах, сени являются позднейшей пристройкой. Первоначально с западной стороны основного сруба была небольшая открытая галерея. Интересно, что ее боковые ограждения состояли из бревен, образованных выпусками продольных стен. Следы поперечных врубок позволяют предполагать, что и западное ограждение галереи было бревенчатым. Галерея очевидно не была висячей и опиралась на землю. Кровля была безгвоздевая, по потокам и курицам – на верхних бревнах продольных стен сохранились следы куриц, по три с каждой стороны. Завершалась часовня, видимо, просто крестом, о чем свидетельствует небольшая вертикальная прорезь в середине коньковой слеги. Таким образом, первоначальный облик грихневской часовни существенно отличался от нынешнего.

Реконструкция часовни повлекла за собой не только увеличение ее объемов, но и изменение архитектурно-художественного облика. Обшивка, скорее всего, была сделана одновременно с перестройкой, поскольку на продольных стенах оставалось слишком много следов сращивания бревен, выполненных несколько по-разному. Часовня, получив шатровую звонницу, стала претендовать на доминирующую роль в застройке деревни. Обшивка, декоративные карнизы придали ей вид здания, соответствующего вкусам того времени.

Часовня в Грихневском. Южный фасад и план-обмер.

Что касается датировок рассматриваемых часовен, то каких-либо документальных сведений об этом автору не известно, но в определенной мере можно ориентироваться и на совокупность архитектурно-конструктивных признаков. Общее архитектурное решение часовни в Кириллово имеет только один известный аналог – часовню XIX в. в деревне Аверкиево (Округа) в нижнем течении реки Кены. По сравнению с кирилловской часовней ее план по пропорциям более вытянут в длину и покрытие простое двухскатное. На примере карельских часовен выявлено, что продольно-вытянутые основные срубы свойственны более поздним постройкам (вторая половина XIX в.), в отличие от срубов близких к квадрату ( XVII – первая половина XVIII вв.). Кроме того, архаичным приемом считается и тесовое ограждение.

Но один из самых выразительных признаков часовни в Кириллово – двухскатное с полицами покрытие, имевшее широкое распространение в районе верхней и средней Онеги. Эта форма, использовавшаяся в архитектурном решении церквей XVII – XVIII вв. (Георгиевская церковь конца XVII в. в Порженском, Сретенская церковь 1711 г. в селе Шалякуша и др.), также служит завершением многих часовен, построенных в XVIII – XIX вв., например, в Конево, Вершинино, Глазово. На наиболее старых постройках покрытие выполнено островерхим (Богоявленская церковь 1643 г. Елгомского погоста ), на поздних – оно пониженное (часовни XIX в. в Авдотьино, Карельском). Кирилловская часовня отличается невысоким покрытием. Исходя из всего вышесказанного, наиболее вероятной датировкой часовни в Кириллово представляется начало XIX в., хотя не исключено, что она была построена и несколько раньше – в конце XVIII в.

Ближайшие к урочищу Грихневское известные часовни, относящиеся к XIX в., расположены в селениях ошевенской округи – Низ, Большой и Малый Халуй. Они также прямоугольны в плане, но по архитектуре более развитые, с восьмериками, возвышающимися над молитвенными помещениями. Единственное, что определенно роднит часовни в Грихневском и в Ошевенской волости – это стройные шатровые звонницы.

Если вновь обратиться к сравнению с карельскими данными, то грихневская часовня, также как и в Кириллово, обладает основным объемом в плане близким к квадрату. В конструкции покрытия слеги врублены в каждую пару самцов, что также относится к архаичным признакам ( XVIII в.). И вместе с тем стены, лишенные повалов, свидетельствуют об относительно поздней постройке. Безгвоздевые кровли (применительно к часовням Карелии) использовались преимущественно до середины XIX в. Отмеченные признаки в своей совокупности склоняют к датировке грихневской часовни первой половиной XIX в.

Итак, имея близкие датировки, часовни в Кириллово и Грихневском довольно разные. Первая их них, кроме того, что отражает местные предпочтения в зодчестве Поонежья – клинчатые с полицами покрытия, отличается редкой для часовен асимметричной галереей. Часовня в Грихнево на первом строительном этапе представляет одно из наиболее простых решений. Ее реконструкция характеризует широко практиковавшуюся схему преобразования простейших храмов в более сложные и развитые.

Очевидно, что перед нами замечательные образцы народного зодчества, но, к сожалению, обе постройки находятся в крайне ветхом и совершенно заброшенном состоянии. Будучи отреставрированными, они могли бы прекрасно дополнить и типологически расширить круг памятников, составляющих сокровищницу традиционной культуры Каргополья.

Рисунок, фотографии и реконструкции - А.Бодэ.
Из сборника "Рябининские чтения", Петрозаводск , 2007 г.