Т. М. Кольцова , кандидат искусствоведения ,
музейное объединение "Художественная культура Русского Севера"

РАСПИСНЫЕ « НЕБЕСА »
В КУЛЬТОВЫХ ПАМЯТНИКАХ КЕНОЗЕРА

Север нашей страны особенно богат памятниками народной деревянной архитектуры, в том числе культовыми. Значительная группа церквей и часовен на территории Архангельской и Вологодской областей, Карелии сохраняет монументальные росписи на потолках, устроенных в виде «небес». Живописи в северном деревянном храме отводилось важное место, она играла ведущую роль в его художественном решении. Иконостас и росписи «неба» были главными живописными акцентами культового интерьера. Росписи на «небесах» храмов Кенозерья — значительное и совсем не исследованное звено в истории северной живописи XVIII—XIX вв.

Упоминания о таких потолках находим в специальных трудах, посвященных деревянному зодчеству Русского Севера. Ряд памятников с расписными «небесами» нашел отражение в научно-популярной литературе. Этой же проблеме посвяшена статья Б. В. Гнедовского «К вопросу о происхождении перекрытия "небом" в древнерусском деревянном зодчестве». Автор статьи относит появление первых «небес» ко второй половине XIV—началу XV в. Большинство специалистов считает, что расписные «небеса» появились не ранее XVII в. А среди сохранившихся памятников подавляющее большинство относится к XVIII—XIX вв. Выводы о датировке и классификации «небес» делаются только на основании изучения памятников Заонежья. Последние, несомненно, имеют специфические черты как в иконографическом, так и в стилистическом плане. Однако не менее интересны и разнообразны «небеса» храмов на территории Архангельской области, преимущественно культовых памятников по р. Онеге, в Каргополье. Наибольшее число церквей и часовен с расписными потолками сосредоточено в районе Кенозера и примыкающих к нему территорий (около 15 памятников). На основании анализа этих росписей можно сделать выводы о специфике иконографии «небес» данного региона, об их конструкции, о некоторых живописных особенностях.

В период освоения Севера через Кенозеро, р. Онегу, Кенский волок пролегал оживленный торговый путь в Заволочье, к Белому морю. К XVIII—XIX вв. земли Кенозерья — очень замкнутая, малонаселенная территория, входящая в состав Пудожского и Каргопольского уездов Олонецкой губернии. Деревянные культовые памятники Кенозера и примыкающих к нему территорий представлены преимущественно небольшими деревенскими часовнями XVIII—XIX вв. Церквей мало. «Небеса» сохранились как в церквах, так и в небольших часовнях. «Небом» перекрывается основное помещение деревянного храма — зал для молящихся. В церквах Кенозера оно иногда устраивалось и для перекрытия алтаря: в Георгиевской церкви XVII в., с. Поржинское; в церкви Происхождения честных древ Христовых 1700 г., дер. Филипповская. В этих памятниках по два комплекса «небес».

Конструкция «неба» в кенозерских памятниках разнообразна.

Каркас "неба" в
ц. Происхождения Честных древ Христовых,
д. Филипповская

Количество граней потолка может быть 8, 12, 15 или 16, каждая грань в форме трапеции. Центральное кольцо круглое. От него радиально, к стенам, расходятся балки-тябла, между которыми и размещаются грани. В углах четверика — сруба располагаются четыре доски треугольной формы, установленные без наклона параллельно полу. В том случае, если сруб здания имеет в плане восьмерик от основания, горизонтальные треугольные доски отсутствуют, как это можне видеть в Ильинской церкви 1675 г., дер. Задняя Дуброва.
«Небеса» встречаются в храмах разных типов. Они характерны и для клетских часовен и церквей (Георгиевская церковь, с. Поржинское), и для кубоватых (церковь Рождества Богородицы 1678 г., дер. Бережная Дуброва), и для шатровых памятников (церковь Происхождения честных древ Христовых, дер. Филипповская).

Расписные «небеса» деревянных храмов создавались в подражание куполам каменных храмов. Поэтому ближайшие аналогии иконографии «небес» находим именно в купольных росписях. В северных памятниках известно несколько иконографических типов «небес»: с изображением праотцев, с апостолами, а также несколько вариаций на тему «Божественная литургия».

Группа «небес» с праотцами немногочисленная, такие росписи известны только в Заонежье в конце XVII—XVIII вв. Вторая группа, с изображением апостолов, получила распространение в районе Кенозера в XVIII—XIX вв. Наконец, композиция «Божественная литургия» встречается и в Заонежье и в Каргополье, и в низовьях р. Онеги, и др. Последняя композиция представляет небесные силы различных ангельских чинов, шествующие с дарами на жертвоприношение и восхваляющие Христа. Она известна в XVIII—XIX вв в нескольких вариантах. Так, например, в росписях Заонежья центральный круг занимает композиция «Великий архиерей», а на радиальных гранях ангелы, славящие Христа, представленные в рост, с характерными атрибутами-потир, кадило, антиминс, иконы и пр. Другой вариант «Божественной литургии» — изображение «небесного воинства», архангелов — распространен на обширной территории, включая Каргополье, Кенозерье, Онегу.

Древние традиции росписей каменных храмов были восприняты и интерпретированы провинциальным искусством в монументальной живописи. Можно увидеть фигуры праотцев (1689 г.), изображенные в барабане одного из куполов Софийского собора в Вологде, «небесное воинство» в росписи XIX в. купола Преображенского собора Валаамского монастыря. Композиция с фигурами апостолов на «небе» сложилась также под влиянием стенописей каменных храмов.

В создании художественного образа деревенской часовни или церкви, учитывая изолированность территории Кенозера в XVIII—XIX вв., особенно велика была роль заказчика. Им чаще всего становился местный крестьянин, сам же и исполнитель. Мастера вкладывают свое понимание в традиционные церковные образы. «Небеса» в Кенозерье самобытны по живописи и сложны по иконографическому составу.

Обратимся к группе памятников Кенозера, имеющей монументальные росписи с фигурами апостолов. Они сохранились в часовне Введения Богородицы во храм XIX в., дер. Рыжково; в Георгиевской церкви XVII в., с. Поржинское; в часовне Трех Святителей XIX в., дер. Немята. «Небеса» с изображением апостолов мало распространены, они встречаются только в районах, примыкающих к Кенозеру. По стилистическим особенностям, по технике живописи (большинство выполнено в смешанной технике — темпера, масло), перечисленные живописные комплексы можно отнести к XVIII—XIX вв. На восточной радиальной грани «неба», направленной к иконостасу, помещается композиция «Распятие». На угловых радиальных гранях изображаются апостолы-евангелисты. Иконография апостолов соответствует типам деисусного (апостольского) ряда иконостаса. Иногда в живописную композицию «неба» включаются фигуры только двух апостолов — Петра и Павла, как, например, в часовне Александра Невского XVIII в., с. Конево, и в Преображенской часовне XIX в., дер. Глазово (так у автора, на самом деле в Глазово находится часовня Сошествия Св.Духа - М.З.).

Композиция «Небесное воинство» имеет более широкий регион распространения. И в данной иконографии на восточной грани «неба» всегда изображается традиционное «Распятие». В центральном круге Вседержитель, может быть — «Новозаветная Троица». На гранях, направленных к углам перекрываемого объема, — фигуры четырех евангелистов, иногда с символами. Местоположение евангелистов на «небе» сходно с изображением их на парусах каменных храмов. Количество фигур архангелов может меняться в пределах семи, в зависимости от количества граней. Как правило, ближе всего к композиции «Распятие» изображаются фигуры архангелов Михаила и Гавриила. И только за ними следуют Уриил, Иегудиил, Варахиил, Селафиил, Рафаил. Такие живописные комплексы можно видеть в Пахомиевской часовне XIX в., дер. Карпово; в Ильинской церкви 1675 г., дер. Задняя Дуброва; в часовне Иоанна Богослова XVIII в., дер. Зехново. Названные «небеса» собраны из 8 или 12 граней.
Архангелы изображены с атрибутами, признаками их иерархического положения: с мечом или книгой, со скипетром, с кадилом. Рафаил иногда изображается со своим спутником Товией. Одежды на небесных воинах традиционные - хитоны и гиматии. В стенописях каменных храмов фигуры архангелов часто помещались в куполе или между окнами барабана. Анализируя стилистические особенности живописи «небес» этой группы, наблюдаем весьма разнообразную картину. Более искусным следует назвать «небо» XVIII в. в часовне дер. Зехново, где использована техника темперной живописи, несколько огрубленная поздней записью маслом (преимущественно на фоне). Фигуры архангелов, евангелистов небольшие, слегка удлиненных пропорций, что придает им изящность Одежды, лики написаны с особой тщательностью, что дает основание сравнивать эти росписи с иконописью XVIII в. «Небо» часовни дер. Карпово написано в XIX в. Живопись его менее профессиональная, довольно сухая. Фигуры более монументальны, но статичны.

На Севере почитание святого или праздника, именем которого освящена часовня, было очень велико. Церковный праздник патрона местного храма считался деревенским праздником. Именно этим можно объяснить, что в нескольких деревенских часовнях Кенозера находим храмовый образ не только в иконостасе, но и в монументальных росписях потолков. Александр Невский включен в живописную композицию «неба» часовни Александра Невского XVIII в., с. Конево; Григорий Богослов, Василий Великий и Иоанн Златоуст — часовни Трех Святителей XIX в., дер. Немята; Николай чудотворец — Никольской часовни XVIII в., п. Усть-Поча. В последней из названных часовен на каждой из 12 граней, помимо архангелов, евангелистов и других святых, помещены клейма из жития Николы. Совмещение разных сюжетов на одной доске: двухрядные, а то и трехрядные иконы, — характерно для северных иконостасов. Поэтому неудивительно появление сложных разносюжетных композиций на гранях «небес». Так, например, в дер. Немята в часовне создан нарядный, не имеющий аналогии живописный комплекс. Это тем более удивительно, что данное «небо» сочетается с малыми размерами часовни и перекрывает пространство, едва превышающее 10 кв. м. Композиции на радиальнк гранях расположены в несколько рядов: верхний ряд — святители, апостолы, нижний ряд—двунадесятые праздники, страсти. В часовне был небольшой двухъярусный иконостас. В системе декорации интерьера иконостас и «небо» играли ведущую роль. «Небеса» написаны маслом, в духе позднего академизма (конец XIX—начало XX в.). Фон золотой, что придает живописи особую торжественность и делает ее яркой красочной доминантой интерьера.

Если сравнивать «небеса» Кенозерья в стилистическом плане, то наряду с уникальными, неповторимыми, как, например, в часовне дер. Немята, можно выявить ряд родственных памятников. История не сохранила нам имен живописцев, работавших в районе Кенозера в XVIII—XIX вв. Но очень близки по иконографии и по живописным особенностям росписи церкви с. Бережная Дубрава и часовен п. Усть-Поча и дер. Карпово. Их отличают сухость, схематизм в трактовке ликов, одежд, некоторое однообразие в композициях фигур, в позах, жестах. Использована смешанная техника живописи (темпера и масло), краски неяркие, приглушенных тонов. Эти композиции очень самобытны, иногда наивны и граничат с искусством народного примитива.

Стилистически близкими по живописи можно назвать «небеса» в часовнях Вершинино и Глазово. Правда, не исключено, что они поновлялись маслом на рубеже XIX—XX вв. Их живопись тяготеет к академической трактовке фигур, но выполнена довольно непрофессионально. Яркий голубой фон композиций сочетается с пастозным личным письмом и объемной трактовкой одежд.

Наконец, существуют «небеса», которые невозможно связать с каким-либо кругом памятников. В первую очередь, это касается живописи часовен в Зехнове и Немяте. Они самостоятельны по художественному решению, имеют характерную яркую запоминающуюся живопись.

В систему живописной декорации интерьера кенозерского храма входили росписи «неба» и иконостас. Они были тесно связаны между собой и едины в художественном и смысловом отношениях. Благодаря иконописной основе живописных сюжетов «неба», росписи могли выполняться мастерами-иконописцами. Роспись «неба» требовала навыков монументальной живописи, умения объединить различные сюжеты в живописный комплекс, подчинить их единому решению интерьера. Наиболее полно характеризуют культуру интерьера кенозерского храма в XIX в. такие памятники, как часовня Рождества Богородицы в дер. Тамбичлахта, Георгиевская часовня в Минино, часовня Иоанна Богослова в Зехнове. В систему организации интерьера входит двух-, реже — трехъярусный иконостас, с заворотами. Встречается как тябловая, так и каркасная конструкция иконостаса; раскраска каркасов яркая, красочная, с преобладанием коричневого, желтого, красного, белого цветов, что перекликается с росписью каркаса «неба».

Примитивные орнаментальные росписи в виде цветков, побегов можно встретить на дверях часовен; в виде вьющихся стеблей — в настенных киотах для икон.

Маленький сельский храм был буквально насыщен живописью. Культура народной росписи по дереву имеет в районе Кенозера глубокие корни. В XVIII — XIX вв. ее лучшие традиции были подхвачены и развиты в монументальной живописи Кенозера, в росписях храмов. Большинство «небес» Кенозерья созданы под влиянием народного искусства и приобрели благодаря этому самостоятельность, неповторимость, самобыт­ность.

(из сборника «Культура Русского Севера», Ленинград, «Наука»,1988)

Более подробно о "небесах" на нашем сайте:
1.Т.М.Кольцова. Росписи "неба" в храмах Русского Севера (фрагменты).
2. "Небо" (обзор кенозерских "небес")