КРИТСКИЙ Ю.М.

КЕНОЗЕРЬЕ В СЕРЕДИНЕ XVIII – НАЧАЛЕ XX вв.
(фрагменты из книги «КЕНОЗЕРЬЕ. История и культура»)

Священные рощи и часовни

На протяжении трех столетий взаимное влияние культур Водлозера и Кенозера было наиболее результативным, воплощенным в селениях и памятниках архитектуры, ставших гордостью народной культуры. Уникальной особенностью Лекшмозерья и Кенозерья были расположенные вблизи селений священные рощи, иногда с часовнями в них.

Часовня - наиболее распространенный тип культового здания, встречающийся в России повсеместно, в Кенозерье обладал известной спецификой. Образ часовни связан с придорожным крестом, который иногда имел покрытие сверху. Эта начальная стадия в генезисе облика часовни определяется отношением к природе, и прежде всего — к деревьям.

Ни на Урале, ни в Сибири русское население не знало такого отношения к лесу и озеру, какое сложилось в Кенозерье. В литературе встречается мнение о почитании деревьев как одном из пережитков языческих верований, связанных с «оберегом» от леса и нечистой силы лесной. Это действительно имело место, но культ почитания дерева не исчерпывается таким отношением к нему и совсем не обязательно связан именно с язычеством. На Востоке известны святилища в виде «группы деревьев рядом с невысоким каменным строением, белый купол которого выглядывает сквозь их темно-зеленую листву». При христианизации края могли быть усвоены жителями поклонение священному дереву и священному колодцу. Путем сложной и многовековой эволюции в народном сознании кенозерцев получили священное значение береза, ель, сосна, лиственница, тополь, дуб.

Непременный спутник священного дерева — вырытый возле него колодец. По типу памятного места к таким деревьям близка священная ель на Челме-горе.

В ходе христианизации уничтожались каменные святилища, деревянные идолы карел, чудские капища. Сохранившие останки языческих верований «идолопоклонники» уходили в лес. Борьба с идолопоклонством в лесу сопровождалось «освящением» места крестом или часовней, расположенной среди деревьев, а нередко и возле лесного озера. Проходили годы и столетия. Часовни в рощах сохранялись, и теперь сами жители окрестных деревень здание и рощу почитали как священные. Такие часовни предназначаются для исполнения обычных треб. Они могут быть освящены в память почитаемых местных или общерусских святых, как, например, в священных рощах в Горбачихе, Минино, Тырышкино, Захарове и Екимово. Но могли остаться и «безымянными», как, например, в роще на Тамбич-Лахте.

Часовни в священных рощах — это места, связанные с почитанием леса (Шишкино), лесной флоры и фауны, озер, рек. В озере или реке, протекающей через священную рощу, иногда можно и, по ритуальным соображениям, нужно купаться. Но ловить рыбу нельзя.

Большинство придорожных часовен располагалось поблизости от леса. Это не удивительно, так как и местные, и губернские тракты прокладывались через леса. Однако по сравнению с часовнями, расположенными в священных рощах, функции придорожных часовен более привычны и для местных жителей, и для приезжих. Часовни в священной роще «приглашают» к молитве, к отдыху, раздумьям, воспоминаниям. Придорожные часовни были местом для исполнения православных обрядов, но литургию в них не служили.

На Почозере в сосновом бору стоит придорожная часовня Кирика и Улиты. Ограда вокруг часовни поздняя, но поклонный крест, находящийся рядом, поставлен раньше, чем часовня. Примечательны придорожные часовни между деревнями Минино и Ершово (Георгиевская и Казанская), в Немятой и в Карповой.

Кресты — придорожные, обетные, поклонные, памятные — ставились во многих местах Кенозерья. В некоторых деревнях они указывали на вход в священную рощу (Телицино, остров Медвежий). Крестьяне воздвигали обетные кресты у въезда в деревню и выезда в лес: между Спицыно н Зехново (крест не сохранился), у въезда в лес (Майлахта), у действующей часовни в деревне Осташевская. Не всегда можно определить значение придорожных крестов, стоявших во множестве на переправах мостов, у колодцев.

В народной культуре Лекшмозерья и Кенозерья до недавнего времени сохранялись в форме суеверий дохристианские верования в русалок и леших, домовых и водяных. В напластованиях многовековой культуры не всегда можно точно определить, что именно сохранилось как языческий пережиток и что как «оберег» от «дурного» влияния.
В Ряпусове еще сравнительно недавно праздники неизменно связывались с хороводами. В Иванову ночь разводились костры — «по высоким берегам, и светилось озеро огоньками». Одно из мест праздников — опять-таки часовня. К ней по крутому склону холма вела лестница с перильным ограждением.

Систематизировать многообразие кенозерских часовен в пределах настоящего очерка не представляется возможным. Думается, что подобная задача не под силу и коллективу специалистов, учитывая бедственное состояние многих часовенных зданий и скудность источников. Однако очевидна возможность для классификации часовен по месту их расположения и по функциям, которые они выполняют.
1. Придорожная часовня. В Кенозерье и в Лекшмозерье они встречаются повсеместно.
2. Часовня — «ориентир». Находится на возвышенном месте, как, например, часовни в Вершинино, в Карпово, а в XIX в. — в Семеново. Большинство часовен этой группы — на северных берегах кенозерской системы.
3. Часовни в священных рощах. Например, в Горбачихе и в Шишкино.

(из книги Ю.М.Критского «Кенозерье», Архангельск, 2005 г. – с некоторыми сокращениями. Некоторые деревни и речки, упомянутые в тексте, не входят в Кенозерский национальный парк или носят другие названия, но оставлены ради связности изложения.)

Другие фрагменты из книги Ю.М.Критского "Кенозерье. История и культура":
1. Кенозерье с древнейших времен до XIV в.
2. Кенозерье в XIV –середине XVIII вв.
3. Кенозерье в середине XVIII – начале XX вв.
4. Краткие исторические сведения о населенных пунктах, расположенных на территории Кенозерского национального парка
5. Промыслы и ремесла
6. Сельские общества
7. Кенозерье в трудах русских ученых