КРИТСКИЙ Ю.М.

КЕНОЗЕРЬЕ В СЕРЕДИНЕ XVIII – НАЧАЛЕ XX вв.
(фрагменты из книги «КЕНОЗЕРЬЕ. История и культура»)

Кенозерье в трудах русских ученых

Интерес российских ученых к Каргопольскому озерному краю и Кенозерью, как его составной части, проявился еще в последней четверти XVIII в.
В 1785 г. во время одной из северных экспедиций в Петрозаводск и Вологду, Каргополь и его южные, прилегающие к Кенозерью, окрестности посетил П.В.Иноходцев (1742—1806). Он оставил несколько наблюдений этнографического характера.
В том же 1785 г. было составлено в первом варианте издание, известное впоследствии под названием «Описание Тутолмина»: «Исторические примечания о древности Олонецкого края и о народах, прежде там обитавших, и топографическое описание о городах и уездах Олонецкого наместничества». К последнему варианту этого описания, изданному в 1808 г. под названием «Историческое и географическое описание Олонецкой губернии», приложена небольшая мелкомасштабная карта, на которую нанесены населенные пункты Каргопольского уезда и окрестности Пудожа.

Впоследствии до середины XIX в. научного изучения Кенозерья не велось. В нескольких военно-статистических обозрениях и описаниях второй четверти XIX в. упоминаются только города: Каргополь, Повенец, Пудож, Олонец, Петрозаводск.

Научные исследования Кенозерья связаны с деятельностью собирателей фольклора — П.Н. Рыбникова (1831—1885) и А.Ф. Гильфердинга (1831—1872). П.Н. Рыбниковым было записано в Пудожье, а издано в Петербурге четыре сборника «Песен» (1861—1867), куда вошли также и былины.
П.Н. Рыбников считал долгом ученого «носить в себе уважение к самостоятельности религиозных верований народа и особенностям его быта, тяжкому труду земледельца, работника и ремесленника и отбросить в сторону некоторые кабинетные представления и барские замашки».
А.Ф. Гильфердингом было записано свыше 300 былин от 70 исполнителей. В издании онежских былин ученый отказался от принципа их классификации по сюжетам и систематизировал произведения устного народного творчества «по исполнителям». Такая система записей позволила проследить пути распространения былинных сюжетов.
Былины, записанные в Водлозерской волости (Куганаволок, Великоостров, Большая Пега), крестьяне «вывозили» в Кенорецкую волость. Например, в Вершинино, Тамбич-Лахту, Кривцово, Мамоново, Немятую, Суетин-остров, Рыжково. На Поромском острове еще до А.Ф. Гильфердинга записывал тексты П.Н. Рыбников.
В деревне Кузнецовой Шелгомской волости (на Онеге), где в XVI—начале XVII вв. существовал небольшой Шелгомский монастырь, П.Н. Рыбников записал текст исторической песни. К западу от Шелгомы и к северу от Вершинина (в Усть-Поче и Дородницкой, к югу от Кенозера в Лекшмозерской волости и в Ошевенске) А.Ф. Гильфердинг услышал былины, которые позволяют восстановить, а в отдельных случаях детализировать пути первых новгородцев, начинавшиеся от Водлозерского погоста.
Известна характеристика, которую А.Ф. Гильфердинг дал северному крестьянству: «Народа добрее, честнее и более одаренного природным умом и житейским смыслом я не видывал... Это народ-труженик в полном смысле слова».

Вскоре после А.Ф. Гильфердинга кенозерский фольклор собирали на территории Пудожского и Каргопольского уездов Олонецкой губернии Е.В. Барсов, И.С. Шайжин, В.С. Миллер.

В 1870—1900 гг. несколько карельских сказителей былин выступали в Петербурге, исполняя былины и исторические песни в собраниях и частных домах. Однако более полных сведений о выступлениях сказителей из Кенозерья в источниках конца XIX—начала XX вв. не сохранилось.

Работы собирателей фольклора подсказали прогрессивной русской интеллигенции, что народ, имеющий в своем прошлом былинные традиции, этими традициями не ограничивается. В его истории, этнографии, быту сохраняются особенности, идущие с первых лет освоения края и еще ранее. К числу таких особенностей относилось обычное народное право, ставшее предметом исследования А.Я. и П.С. Ефименко.

Результаты своих археологических изысканий опубликовал И.С. Поляков. По наблюдениям рельефа Кенозерской котловины и площадям островов им сделано предположение о более высоких уровнях озера в древнейшие времена и о намывном происхождении некоторых островов. В частности, острова Телячьего.

Геология Кенозерья изучалась А.А. Иностранцевым, основателем школы карельских геологов. В Олонецком естественно-промышленном и историко-этнографическом музее, открытом в Петрозаводске в 1873 г., хранились образцы флоры и фауны, минералов, собранных на Кенозере А.К. Гинтером и Е.С. Ивановской.

В 1887 г. Кенозерье посетили брат и сестра Н.Н. и В.Н. Харузины.
Н.Н. Харузин (1865—1899) в статье «Из материалов, собранных среди крестьян Пудожского уезда Олонецкой губернии» и В.Н. Харузина (1867—1931) изучали особенности дохристианских верований на Кенозере; вопросы, связанные с «ассимиляцией» православной церковью крестьянской демонологии, и формирование сложного религиозного сознания кенозерского крестьянина. В.Н. Харузина занималась также историей и современным ей бытом большой семьи в Пудожском уезде. Выпускница Сорбонны, хорошо знавшая этнографические коллекции Австрии, Германии, Франции (в этих странах она училась в 1889, 1892, 1901 гг.), В.Н. Харузина использовала полученные знания и опыт для подготовки и издания серии очерков «На Севере. Путевые впечатления» — одного из лучших произведений российской описательной этнографии. В книгу вошли и кенозерские наблюдения.

Позднее в орбиту научных интересов русских ученых попадают памятники деревянного зодчества Кенозерья. Еще В.Н. Харузина обратила внимание на своеобразие архитектуры Ильинского погоста на Водлозере и особое почитание жителями священной рощи с часовней у деревни Шишкино. Впоследствии ансамбль Филипповского погоста изучал В.В.Суслов, крестьянское жилище — М.А.Ильин.

Не прекращалось изучение крестьянских (главным образом, рыболовных и охотничьих) промыслов. Еще в 1876 г. под руководством горного инженера С.Д.Мысловского были начаты работы по включению Кенозерья в проект системы каналов Онежского сообщения. Были подробно обследованы Кенозеро (от устья реки Тамбицы до Першлахты), реки Кена и Тамбица на всем протяжении, Долгоручей, Равдоручей и озеро Долгое. Работы продолжались и в начале XX в.

Русскими учеными в первой половине XIX—начале XX вв. проделана большая работа по изучению природы, естественных богатств и уникальных ландшафтов Кенозерья. Немалое значение имела регулярная связь с Петрозаводском, Пудожьем, Новгородом, Петербургом. В этом, на наш взгляд, один из итогов развития региона накануне октября 1917 г.

(из книги Ю.М.Критского «Кенозерье», Архангельск, 2005 г. – с некоторыми сокращениями. Некоторые деревни и речки, упомянутые в тексте, не входят в Кенозерский национальный парк или носят другие названия, но оставлены ради связности изложения.)

Другие фрагменты из книги Ю.М.Критского "Кенозерье. История и культура":
1. Кенозерье с древнейших времен до XIV в.
2. Кенозерье в XIV –середине XVIII вв.
3. Кенозерье в середине XVIII – начале XX вв.
4. Краткие исторические сведения о населенных пунктах, расположенных на территории Кенозерского национального парка
5. Священные рощи и часовни
6. Промыслы и ремесла
7. Сельские общества