КРИТСКИЙ Ю.М.   

КЕНОЗЕРЬЕ С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО XIV в.
(фрагменты из книги «КЕНОЗЕРЬЕ. История и культура»)

Своеобразие ландшафта и природы

В центре Кенозерья — система озер и островов, сформировавшихся в процессе отступления ледника и значительного потепления климата на севере Восточной Европы. Уже во время мезолита (X—V тыс. до н. э.) по берегам северных озер преобладала лесная расти­тельность, в лесах, реках и озерах — современные флора и фауна. Система озер занимает большую котловину, окруженную возвышенностями: на западе — Андомской, на востоке и юго-востоке — Кенозерской моренной грядой, ведущей к Лекшмозеру. Оно расположено на высоком водоразделе, откуда реки стекают в Балтийский и Беломорский бассейны. К водосбору Кенозера относится Ундозеро с рекой Ундушей (сейчас Ундоша-М.З.). Залив системы — озеро Свиное. Большинство мысов и островов -— морские холмы с обрывистыми и крутыми скатами. Берега Кенозера возвышенные, от 80 до 100 метров (абсолютная высота), на отдельных участках побережья — еще выше.
В послеледниковый период растительный покров на юге, на юго-западе и западе, на северных берегах Почозера и озера Свиное представлен несколькими породами сосны, что характерно для подзоны средней тайги. Встречаются также береза и смешанные леса с преобладанием сосны. На восточных берегах и в Лекшмозере чаще других деревьев растет ель. На подходах к Кенозеру и его заливам береговая линия изрезана, особенно на юге и юго-западе. На озерах ... высокие холмы и увалы — заметные природные ориентиры. Присутствием возвышенных мест отличаются острова Медвежий, Мамонов, Пором-остров, Кислуха(?) и Каменный. Природные особенности региона определили освоение его племенами в эпоху северного неолита (III—середина I тыс. до н.э.).

Археологические исследования

Археологическими исследованиями с конца XIX в. до настоящего времени на территории Кенозерья выявлены и частично изучены неолитические находки в районах следующих населенных пунктов:

  • стоянка Поровниково (на правом берегу Кены);
  • стоянка Пором-остров на острове Поромском, против устья реки Пормы;
  • стоянка Трихнова Гора (у одноименного селения);

  • стоянка Вершининская;
  • стоянка Филиппов ручей;
  • стоянка у озера Свиное.
  • Кроме упомянутых стоянок, исследователи конца XIX в. до начала 1950 гг. (И.С.Поляков, К.В.Марков, В.Ф.Миллер, М.Е.Фосс) выявили следующие места находок каменных орудий: возле деревни Карповской (рядом с Вершинино), возле деревни Глущевская (Глущева) и в северной части самого крупного на Кенозерье острова — Медвежьего. Найденные на нем артефакты (орудия труда и керамика) датируются на раннем этапе первой половиной II тыс. до н. э., на позднем — первой половиной I тыс. до н.э.

    В 1982 г. археологическое обследование Кенозерья проводилось Соловецким отрядом комплексной Кенозерской экспедиции. В ходе работы уточнены результаты предшествующих исследований, изучены две стоянки в районе деревни Косицино (Шлепино), одна из которых датируется второй половиной — концом III тыс. до н.э. Были обнаружены остатки недатированной стоянки у деревни Тарасово, частично обследованы Мамонов и Медвежий острова.
    Материалы комплексной экспедиции 1982 г. подтверждают вывод о двух этапах в освоении Кенозерья племенами каргопольской культуры эпохи северного неолита, которые характеризуются ямочно-гребенчатым типом керамики (начала II тыс. до н.э.) и городищенским типом керамики (середины I тыс. до н.э.).

    Обобщение результатов археологических исследований Кенозерья эпохи северного неолита позволяет определить основные пути движения неолитических племен в сторону Кенозера во II — I тыс. до н.э. В III тыс. до н.э. — времени расцвета неолита — в лесной зоне сформировалась льяловская культура волго-окского бассейна. В конце III или в начале II тыс. до н.э. северные группы волго-окских племен были вытеснены к северу пришедшими из Приднепровья скотоводческими племенами. Движение северной группы волго-окских племен в озерный край, где сформировались каргопольская, карельская и беломорская культуры, начинается и продолжается в течение II—I тыс. до н.э.
    Северные волго-окские племена, частично относящиеся к дьяковской культуре, дали начало тем племенам каргопольской культу­ры, которые расселились вокруг озер Лача, Вожа, по течению реки Свидь. Ими же были освоены долины мелких рек, впадающих в озеро Лача. Их стоянки найдены по берегам Ольги, Ольженицы, Кинемы в «заболоченных местах, на многослойном торфянике, поросшем мелким лесом».

    В дальнейшем движении к северу каргопольские племена, достигшие Кенозера, встретили местность, отличающуюся особым характером природы: вместо низменных заболоченных берегов — резкие переходы от низин к нагромождению валунов высотой до семи-восьми метров, между которыми растут сосны.
    Кенозерье стало местом, где расселялись охотничьи и рыболовные племена, связанные через реку Онегу с племенами беломорской культуры и через Онежское озеро — с племенами карельской культуры.
    Южный берег Кенозерья имеет несколько мест, удобных для поселения, но открытых ветрам. Это территория современных сел и деревень: Горбачихи, Тырышкино и Семеново. Узкие и безлесые мысы на озере не имели значения природных ориентиров. «Приметные створы» оставались в других местах побережья и у входа в заливы. Рыболовы каменного века наверняка знали «парные острова»: Лобач (около Зехнова), Садки (возле Бухаловой), Нюрицы (Нюра - в районе Вершинина). На острове Каменном навигационным знаком был валун из розового гранита, лежащий у кромки берега.

    В XI—XIII вв. Кенозерье испытало этнокультурное воздействие различных племенных групп, в том числе финно-угорских, но к концу XIII столетия в регионе преобладал русский этнос — новгородцы. Дальнейшее развитие местной культуры определялось славянским влиянием.

    Славянское население в Кенозерье и Лекшмозерье

    Уже на ранних этапах освоения славянским населением Север не был территорией, принадлежащей какому-либо единому этносу. В нем выделялись две крупные этнографические зоны: восточная (верхнее Подвинье с притоками, которые осваивались преимущественно выходцами из Ростова и Белого озера) и западная (Заонежье и Поморье), где преобладало освоение с Водлозера.. К этой зоне относятся Кенозерье и Лекшмозерье.
    Изучение материалов археологических исследований позволяет сделать вывод о единстве культур населения в области озер Лача, Воже и Кенозера. Каргопольская культура отчетливо выделялась среди беломорской, карельской и печорской культур..
    Племена каргопольской культуры — охотники и рыболовы — в еще большей степени, чем пришедшие им на смену славяне, зависели от природных условий освоенного региона, и прежде всего от рек. Человек прижимался к рекам. Это единственное в то время средство сообщения. В Кенозерье мало лесных ручьев, пригодных для передвижения по ним. Племенам приходилось выбирать для заселения пограничные пространства между ближайшей рекой и прилегающим участком лесной или прибрежной тропы. Необходимость такого выбора определялась также задачей освоения групп лесных озер, большинство которых хотя и расположено в лесу, но недалеко от озера, ручья или реки. Можно предположить, что именно как пограничные зоны племенами каргопольской культуры были освоены такие лесные озера, как Круглое, Карангозеро (в районе Майлахты); возможно, участки Важозера; Куликово и Фомино (возле д. Косицыной); озера Глубокое, Гамозеро и Кумбасозеро (у д. Минина). Образовавшаяся на границе территория (участок плеса, отлогий скат, наволок) могла использоваться для основания поселений.

    Освоение славянами северных побережий. Кенозерья не означало отсутствие обратного движения — с Почозера на Новгородчину. В XI—XIII вв. оно еще не наблюдается, но в XIV—XVI вв. имеет место, по крайней мере в деревнях, расположенных около водных маршрутов новгородцев: Почозеро, Кузьминская, Филиповская, Кожозеро. Жители этих деревень сохранили традиции народной культуры и фольклора. Не случайно именно здесь в XIX—XX вв. был записан богатейший фольклорный и этнографический материал, зафиксированы дохристианские обряды и топонимы....

    В целом на территории Кенозерья в XI—XII вв. коренное население уже восприняло русский язык, культуру производства и быта. В редких случаях оно отступало в глубинные районы, где сохраняло дохристианский образ жизни.
    Главный итог освоения Кенозерья и Лекшмозерья в конце XIII в. — это сложившиеся озерно-речные и волоковые пути. Их основные направления положили начало последующему освоению русским населением северных земель.
    Первоначальный поток славянских колонистов направляется туда со стороны Новгорода. Один путь, по которому двигались славяне, шел по Водле, Кенозеру, Кене, верхней Онеге, Емце; другой — по Вытегре, Вожеозеру (это старое название Важозера), Лаче=озеру, верхней Онеге; третий — по северному побережью Онежского озера, Выгу, Выгоозеру, Белому морю, Двине. Здесь новгородцы встретились с колонизационным потоком других групп славянства, исходящим из Ростова, Суздальской Руси и прилегающих к ней земель. Этот второй поток поначалу был гораздо менее интенсивен, но со временем поставил преграду новгородскому проникновению.

    Другие фрагменты из книги Ю.М.Критского "Кенозерье. История и культура":
    1.
    Кенозерье в XIV –середине XVIII вв..
    2.
    Кенозерье в середине XVIII –начале XX вв..
    3. Краткие исторические сведения о населенных пунктах, расположенных на территории Кенозерского национального парка
    4. Священные рощи и часовни
    5. Промыслы и ремесла
    6. Сельские общества
    7. Кенозерье в трудах русских ученых