М.И.Мильчик

КАРГОПОЛЬ.
Деревянная крепость и остроги по реке Онеге

(фрагменты из книги)

«В Каргополе на посаде... город ставить по старине...»

Время возникновения Каргополя точно не известно. По археологическим данным появление русского поселения у истока реки Онеги из озера Лаче можно отнести к рубежу XIV-XV вв. Первое же летописное упоминание о нем содержится в Устюжском летописном своде под 1379 г. Однако быстрый рост города начинается через столетие - после образования Московского государства и присоединения к нему Новгородской земли.
Здесь пересекались торговые пути из Новгорода и Москвы в Двинские земли и Поморье. По Онеге с Белого моря везли рыбу, соль, пушнину, несмотря на то, что река имела три порожистых участка, затруднявших судоходство. С юга подходили водные пути по Вытегре, впадающей в озеро Ковжи, с запада, от Онежского озера - по реке Водле, Кенозеру к Онеге. Возведение в Каргополе при Иване Грозном огромного по тем временам каменного собора Рождества Христова (1552-1562) свидетельствует об особом значении этого города. На это косвенно указывает и Уставная грамота Онежской земли: «А кто к ним ездяи на Онегу, к морю, по соль, белозерцы и вологжане, пропускати не велел, а велел есми им торговати с ними в Каргополе».
Через Каргопольский уезд по Онеге проходила одна из двух дорог, связывающих Белое море с центром России, дорог, по которым в XVII в. везли иноземные товары и ехали в столицу иностранные послы. Не случайно Каргополь и Каргополье довольно точно обозначены на западноевропейских картах того времени.

Судя по Сотной переписи Каргополя 1561-1564 гг., тогда здесь уже был многолюдный посад, состоявший из 476 дворов с 523 посадскими людьми мужского пола, гостиным двором. Узкой полосой он вытянулся по левому берегу Онеги.

Каргополь в конце XVII-первой половине XVIII вв. Схематический план.
(У левого края плана - Колобова горка. Квадратное площадка на берегу Онеги в правой части плана - Каргопольская Крепость. Слева от крепости - Красный посад. М.З.). Реконструкция Ю.С.Ушакова.


Ближе всего к озеру [Лаче] находится Колобова горка, где предположительно возникло древнейшее поселение и значительно позднее была возведена Зоcимово-Савватиевская церковь. Затем начала застраиваться береговая полоса ниже по течению. За Кишкиным ручьем сформировалась Старая торговая площадь с церквами Рождества Богородицы, Никольской, Благовещенской и Владимирской. Последняя была поставлена на месте храма Параскевы Пятницы: такие церкви обычно ставили на торгах.
К северо-востоку сложилась Новая торговая площадь - Соборная, на которой ранее был возведен упомянутый каменный собор, один из самых больших на Севере в XVI в. Около него стояли две деревянные церкви - Иоанна Предтечи и Введенская.
Ниже по течению Онеги вокруг Воскресенской церкви формируется еще одна площадь и сразу за ней - острог, нынешние Валушки, территория которого составляет около 6 га. Здесь в XVII в. находился административный центр. За крепостью, западнее нее – Красный посад и рядом с ним - Троицкая церковь с площадью перед ней. До строительства острога город, по-видимому, оставался не укрепленным, на что прямо указывает проезжавший его в 1570-х гг. немец Генрих фон Штаден: «Каргополь незащищенный город, без стен».

Основные городские улицы шли от реки к «всполью» - загородным полям, а параллельные Онеге переулки соединяли между собой названные выше площади. Город же рос вниз по реке, и по мере роста в нем возникали свои локальные центры, выделенные группами храмов, которых в XVI-XVII вв. во всем городе насчитывалось 19.
Итак, Христорождественский собор, возвышавшийся над всем городом вместе со стоящими рядом деревянными церквями, стал религиозным центром города, а острог с шатрами башен и сравнительно низкими церквами на его территории - военно-административным. Если учесть, что Каргополь, как и любой другой среднерусский город, был свободен от растительности, все его доминаты отлично воспринимались со стороны реки, служившей тогда главной дорогой, связывающей его с миром.

После пожара 1765 г. был разработан первый план Каргополя , который предусматривал спрямление улиц, перенесение гостиного двора на Новую торговую площадь ближе к собору и строительство в ее центре колокольни (возведена в 1772-1778 гг.), обозначавшей центр города. Однако регулярная планировка, основанная на геометрической правильности кварталов, сохранила основные черты средневекового плана: систему площадей, с возвышавшимися над ними храмами, расположенными цепочкой вдоль реки. Теперь центром города стала Соборная площадь. Тем не менее пространственно-видовая целостность города не была нарушена.

В Каргополе, протянувшемся вдоль Онеги почти на 5 км, еще и теперь хорошо видны валы и рвы бывшей крепости - Валушки (или Городок). Это почти правильный четырехугольник, расположенный в северной части города, со сторонами: северо-восточной -210 м, северо-западной - 215 м и юго-западной - 250 м.
План Каргопольской крепости второй половины XVII в., совмещенный с современной топосъемкой. Реконструкция М.И.Мильчика и А.Б.Бодэ. ( Онега - снизу - М.З.)

Отсутствует лишь юго-восточный вал. Его никогда и не было, так как эта сторона обращена к реке, являвшейся лучшей преградой от штурма. Глубина рвов в некоторых местах достигала шести - семи метров, а еще в начале прошлого столетия они были таковы, что в весеннюю пору крепость можно было объехать на лодке. Разумеется, от деревянных конструкций давно не осталось и следа: 18 мая 1731 г. «деревянная городовая крепость [...] вся без остатку згорела».

Современный вид Валушек. Фото М.Зака, 2009 г.

....Острог в Каргополе впервые был срублен в 1612 г. после захвата польскими и литовскими отрядами в сентябре Вологодской крепости, а описан в Писцовой книге 1614-1615 гг. («...В Каргополе на посаде, на старом городище, поставлен острог стоячей...»). Однако какое-то укрепление существовало и ранее, ибо в этой книге упомянуто «старое городище». Острог представлял собой квадратное в плане, строго регулярное укрепление, причем весьма значительное, ибо длина его стен по периметру превышала километр (270 м х 4 = 1080 м). Он просуществовал до 1630 г., когда превратился в большую крепость, сохранившую прежнее наименование острога и ставшую военно-административным центром огромного Каргопольского уезда. Здесь, за его стенами находились съезжая изба, воеводский и дьячий дворы, кладовая палатка, острог (тюрьма) и четыре церкви - Спаса Нерукотворного, Всех Святых, Владимирская и Параскевы Пятницы. Кроме них, судя по переписной книге 1648 г., там еще стояло 128 посадских, церковных и бобыльских дворов, в которых обитало 283 человека мужского пола - примерно четвертая часть всего населения Каргопольского посада.

К 1629 г. острог сильно обветшал, о чем воевода князь Дмитрий Трофимович Сеитов, специально направленный в Каргополь для его перестройки, писал царю Михаилу Федоровичу: «...в Каргополе острог огнил и стены обвалились и ворота не затворяютца, а государевы пороховой казны и свинцу в остроге много...»....
Этот острог был разобран летом 1631 г., после чего 24 сентября была проведена оценка «старого острожного всякого лесу», которая позволяет определить названия башен (см. выше - план крепости). В центре западной стороны, обращенной к Воскресенской церкви и посаду, стояла Воскресенская башня, южнее ее - угловая, называлась Ручьевой, северо-западная угловая - Воздвиженская. В центре северной стороны, обращенной к Красному посаду, - Троицкая башня, далее - северо-восточная угловая. В центре третьей, восточной стороны - Средняя башня, а в центре речного фасада - Большая Проходная. Последняя в новой крепости получит название Пытальной. Названия двух угловых, северо-восточной и юго-восточной, остаются неизвестными. Воротными были Воскресенская, Троицкая и Большая Проходная и отчасти Подлазная.

21 февраля того же 1631 г. Дмитрий Сеитов получает царский наказ «однолично... в Каргополе острог зделать сего лета совсем», но при этом несколько измененной конструкции: в связи с тем, что «четвертные острожные стены, что от реки от Онеги, стоячим тыном укрепити не мочно, потому что тое окружную стену водою подмывает», «тое стену поставити рубленую». Остальные же стены должны были оставаться тыновыми: «по осыпи [валам] зделать острог; ворота и башни рубленые, в сосновом и еловом лесу. А меж ворот и башен по пряслом ставить стоячей острог, а четвертая стена ставить рублена... , «чтоб в приход воинских людей в городе было сидеть безстрашно».... . Кроме того, в самом городе надлежало «тайник учинить или колодезей поделать, чтоб в приход воинских людей осадным людем от безводья нужи никакой не было».
Всего для нового острога требовалось 11 400 бревен, из них на сам тын («лес стоячий») - 2800 бревен, на башенные срубы - 2000 бревен. Кроме того, предполагалось «круг острогу бити чеснок и ставить надолбы». Сметная стоимость строительства острога «с лесом и со всякою покупкою, и с наймом плотников» определялась в 1355 рублей 9 алтын и 5 денег.
В царском указе предлагалось заготовку всего необходимого лесу возложить на «жилетцких людей» в монастырских и черных волостях Каргопольского уезда….

Строительство нового острога сопровождалось немалыми трудностями: во-первых, тогдашний каргопольский воевода Федор Тимофеевич Пушкин без царского указа ничего не делал «для острожного дела», как о том жаловался царю Сеитов; во-вторых, не хватало рабочей силы….
Строительство началось в середине июня 1631 г., а к концу октября основные работы были уже были закончены, о чем князь Дмитрий Сеитов сообщал царю: «...в Каргополе на старой острожной осыпе новой острог и башни, и тарасы (см. примечания в конце главы-М.З.), и полати, и катки, и от Онеги реки рубленую стену зделал...». Новый острожный тын был выше прежнего и имел теперь верхний бой: «у верхних боев безстрашно сидеть и без щитов». Щиты не были сделаны, но сам боевой ход теперь стал крытым («тын острожной покрыт плахами» (не тесом! - М.М.). В новом остроге, как было и указано, три стены имели тын и только четвертая, обращенная к Онеге, была рубленой. Однако эти три стены не были простым повторением прежних. Теперь они получили переходную конструкцию - «острог в тарасы», которая совмещала в себе два типа оград: тыновую и рубленую (венчатую)….

В цитированном выше указе царя Михаила Федоровича от 21 февраля 1631 г. по поводу острожных стен было сказано, что тарасы должны были иметь не только три боевых уровня, но и обламы. А вот исполнить последнее, то есть устроить навесной бой, который должен был бы выступать во внешнюю сторону, при наличии тыновой ограды было чрезвычайно затруднительно и, возможно, лишь при условии, что тыновая ограда шла по верху тарас. Впрочем, сочетание стоячего острога и обламов не считалось редкостью в XVII веке…. Башни же были рублеными, четырехъярусными и обламы имели. Ров удалось расчистить лишь частично, и через него заново сделали мосты, ведущие к воротным башням - Троицкой, Воскресенской и Большой Проходной. Кроме того, перед рвом в землю был забит чеснок и вкопаны надолбы.
Указ Михаила Федоровича о перенесении дворов, бань и амбаров от острожной стены не был выполнен, о чем Сеитов так и доложил царю...

28 января 1632 г., не дождавшись всего двух недель приезда нового воеводы Афанасия Бобарыкина, Дмитрий Сеитов уехал из Каргополя. Новый воевода доделывал в Каргопольском остроге зелейный (пороховой) погреб, «где стоит пушечная и зелейная казна и свинец» , станки и колеса пушечному наряду, предназначенному для оснащения башен.

Прошло тридцать лет, и очередной каргопольский воевода Федор Пац сообщал уже новому царю Алексею Михайловичу о том, что «острог весь огнил и обвалился, и лествицы у острогу обвалились, и башни в иных местех худы, и рвы расыпались, и частику и надолб круг острогу нет...».  В октябре 1664 г. воевода получает указ «в Каргополе на посаде новый город ставить по старине, весь рубленой, по старой осыпи, з конструкция, позднее применявшаяся в оградах погостов, которая представляла собой сплошную рубленую стену с треугольными в плане срубами-опорами с внутренней стороны.
Как и в прошлый раз...третья (и последняя!) крепость в Каргополе, а также каменный погреб в ней были построены усилиями всего Каргопольского уезда.

Судя по росписям 1685 и 1714 гг., теперь это был целиком рубленый город с девятью шатровыми башнями, из которых восьмериковыми были Троицкая и Воскресенская, обе воротные. Остальные семь четвериковые («четверостенные»), из них воротными были только Пытальная и Подлазная. Последняя имела тайник (подлаз), выводящий к роднику, расположенному во рву или около него. Совмещение плана графически реконструируемого по описи 1714 г., с обменным планом Валушек 1923 г. и современной топоосновой показывает, что они располагались в разрывах валов, там, где к ним подходили посадские улицы. Следовательно, башенные срубы были как бы врезаны в валы и стены примыкали к башням на уровне первых боев. Лишь Пытальная, обращенная к реке, стояла на уровне земли в северо-восточной части прясла... Эта башня являлась главными воротами крепости, а потому и дополнительно укреплена стрельницей - предворотным сооружением, широко распространенным в каменных крепостях, начиная с Московского Кремля.... Все угловые башни... стояли на валах.

Итак, Каргопольская крепость, которую лишь по старой памяти продолжали именовать острогом, была попрежнему почти квадратным в плане строго регулярным укреплением с длиной стен по периметру (с учетом башен) примерно 930 м, что на полтораста меторв меньше острога 1612 г. ....Стены состояли из тарас, по верху которых шел крытый тесом боевой ход с навесным боем....Расположение воротных башен отвечало планировке как внутрикрепостной, так и посадской, что объясняет их смещение с осей симметрии прямоугольного плана....
Всего в крепости насчитывалось 128 дворов служивых людей (подьячих, пушкарей, воротников, стрельцов и др.), посадских, бобыльских и церковных дворов, в которых проживало 283 человека мужского пола...
.
Так выглядел военно-административный центр огромного Карго-польского уезда в самом начале XVIII столетия.

Примечания из Словаря архитектурных терминов:
......Тараса, тарасы - система деревянных крепостных стен, при которой две параллельные стены через некоторые промежутки соединялись врубленными в них поперечными стенками, а образовавшиеся таким образом клетки засыпались землей и камнями.
......Облам (облом) - нависающий выступ в верхней части деревянной городской стены или башни для ведения "подошвенного боя". Облам мог быть как рубленой, так и каркасной конструкции.
......Полати - боевая площадка вдоль тыновой стены с внутренней стороны крепости.
.....Подошвенный бой - стрельба из щелей и бойниц между стеной и обламом стен и башен для поражения противника вблизи крепости, у «подошвы».

Текст главы несколько сокращен. Иллюстрации (кроме фотографий) взяты из книги М.М.Мильчика.

Еще о Каргопольской крепости - статья М.Мильчика и А.Бодэ.