А. В. Пигин

ЗАМЕТКИ К СТАТЬЯМ  К. А. ДОКУЧАЕВА-БАСКОВА
ОБ ИСТОРИИ ЧЕЛМОГОРСКОГО МОНАСТЫРЯ

(из материалов 3-ей научной конференции "Православие в Карелии", 16-17 октября 2007 г., г. Петрозаводск)

Каргопольский краевед К. А. Докучаев-Басков (1849—1916) является автором ряда интересных работ о севернорусских монастырях, о старообрядчестве в Каргопольском уезде и о различных народных праздниках и промыслах этого края. В 1885—1895 гг. в журнале «Христианское чтение» им был опубликован цикл очерков, объединенных общим названием «Подвижники и монастыри Крайнего Севера». В состав этого цикла вошли исследования по истории Челмогорского, Юрьегорского, Кожеозерского, Хергозерского, Муромского и других олонецко-каргопольских монастырей. Ценность этих работ в том, что в них опубликованы многочисленные монастырские документы из архива Спасо-Каргопольского монастыря (Строкиной Вассиановой пустыни), а также некоторые жития и сказания о чудотворных иконах.
Фонд Спасо-Каргопольского монастыря хранится в наши дни в Государственном архиве Архангельской области, но он, как кажется, уже не столь полный, как во времена Докучаева. С другой стороны, Докучаеву были недоступны богатейшие материалы по севернорусским монастырям из рукописной коллекции Е. В. Барсова и других собраний. Переиздание статей Докучаева о монастырях Каргополья, запланированное сотрудниками Каргопольского государственного музея, предполагает, следовательно, тщательную проверку тех исторических сведений, которые приводит автор, и их дополнение и уточнение по другим источникам.

Настоящая статья представляет собой попытку комментирования двух очерков Докучаева, посвященных истории Челмогорского монастыря: 1) Докучаев-Басков К. А. Челменский пустынник, преподобный чудотворец Кирилл, и его пустынь // Христианское чтение. 1889. № 3/4. С. 469—510; 2) Докучаев-Басков К.А.История Челменской пустыни // Христианское чтение. 1889. № 9/10. С. 477—512. Эти две работы составляют одно исследование, обе они входят в цикл очерков «Подвижники и монастыри Крайнего Севера».

Заслуга Докучаева состоит в том, что он впервые опубликовал текст Жития Кирилла Челмогорского (правда, в поздней редакции) и целый ряд документов, касающихся истории пустыни в XVII—XVIII вв. (современное местонахождение большинства из них неизвестно). Представляют интерес также размышления автора о времени жизни Кирилла Челмогорского и создания Челмогорского монастыря.

Согласно Житию Кирилла Челмогорского, составленному во второй половине XVII в. священником из села Лядины (близ Каргополя) Иоанном, св. Кирилл родился в 1286 г., в 1306 г. принял постриг в новгородском Антониевом монастыре, на Челму пришел в 1316 г., преставился 8 декабря 1367 г. Однако, как полагает Докучаев, эта хронология должна быть поставлена под сомнение: исследователь относит время жизни святого к XV — середине XVI в. Аргументы автора таковы: 1) В Житии Кирилла Челмогорского сообщается, что родным братом Кирилла был св. Корнилий Комельский; между тем последний жил в XV-XVI вв. (около 1456—1538 гг.); 2) Согласно Житию Кирилла Челмогорского, святого Кирилла посетил перед смертью его духовник игумен Вассиановой Строкиной пустыни в Каргополе Иосиф — но сама Строкина пустынь возникла вряд ли ранее рубежа XV—XVI вв. (в грамоте 1537 г. Новгородского архиепископа Макария эта обитель названа «новою»; игумен с именем Иосиф по другим источникам не известен); 3) Житие Кирилла Челмогорского было составлено во второй половине XVII в., спустя многие годы после смерти святого, и поэтому считаться достоверным историческим источником не может.

Принимая эти аргументы Докучаева во внимание, мы вынуждены вместе с тем внести целый ряд уточнений в его характеристику Жития Кирилла Челмогорского. Житие было известно исследователю лишь в поздней редакции, составленной в 1840-е гг. священником Челмогорского прихода Федором Гурьевым. Вот что пишет об этом сам Докучаев: «…составленное иереем Иоанном Житие преподобного Кирилла в первоначальном своем виде до нас не сохранилось. Его, можно сказать, перепортил бывший пресвитер сей пустыни Феодор Гурьев, присовокупив к оному исторические известия (вероятно, годы и имена князей и митрополита) и какое-то устное предание (он не оговорил, где помещены им первые и где второе), так что отделить теперь житие иерея Иоанна от приполнений Гурьева нет никакой возможности». Эти утверждения Докучаева не соответствуют действительности. Житие в редакции XVII в. сохранилось, хотя списки его редки…. В рукописной традиции встречаются также небольшие выписки из Жития…

Житие распадается на две части, написанные, судя по всему, разными книжниками: 1) сказание о жизни Кирилла, о его прижизненных чудесах, о преставлении святого, о поставлении в пустыни храма во имя Богоявления и о написании образа святого; 2) повествование о посмертных чудесах Кирилла, приуроченных к 1626—1673 гг. Первая часть почти целиком основана на тексте Жития Нила Столбенского (XVII в.), что является дополнительным аргументом в пользу высказанных Докучаевым сомнений в исторической достоверности Жития.
Вторая часть менее зависима от литературных источников — ее автором является священник Покровской церкви в селе Лядины Иоанн, книжник и иконописец, написавший икону Кирилла Челмогорского. О своем авторстве Иоанн сам сообщает в тексте Жития, рассказывая о четырехкратном явлении ему св. Кирилла. В одном из списков Жития повествование о посмертных чудесах предваряется пространным риторическим вступлением Иоанна. Когда и кем были объединены две части Жития, сейчас сказать трудно. Не исключено, что эта работа была осуществлена на Выге: известны старообрядческие поморские списки Жития…XVIII в. Житие было использовано выговским книжником при написании «Слова похвального преподобным отцем Александру Ошевенскому, Кириллу Челмогорскому, Пахомию Кенскому, Антонию Сийскому, Никодиму Кожеозерскому, Диодору Юрьегорскому, чюдотворцем Каргополским»…. Служба Кириллу Челмогорскому…также свидетельствует о знакомстве ее составителя с текстом Жития. В 1840-е гг. священник Челмогорского прихода Ф.Гурьев составил новую редакцию Жития, списки которой и были известны Докучаеву.

Вне поля зрения Докучаева остались и некоторые другие ценные источники по истории Челмогорской пустыни…. Не было известно Докучаеву и «Историческое описание Челмогорской пустыни», составленное в 1840-е гг. священником Челмогорского прихода Федором Гурьевым. Докучаев знал лишь о написании этим автором новой редакции Жития Кирилла Челмогорского, которую оценивал весьма невысоко: Гурьев, по выражению Докучаева, «перепортил» Житие. «Историческое описание…» представляет определенный интерес, поскольку было создано человеком, который около пяти лет (1840-1844 гг.) прожил на Челме и целенаправленно собирал «разныя той пустыни древности и записывал оныя»…. Так, выясняется, что в XVI в. челмогорские монахи вели тяжбу (вероятно, из-за земельных угодий) с крестьянами из близлежащих сел Лядины и Лекшмозеро….
Интересным фактом в сочинении Ф. Гурьева является упоминание хранившейся в Челмогорском монастыре книги — Псалтири с восследованием — с подписью патриарха Никона 1659 г. Эта книга, по предположению Ф.Гурьева, была пожалована монастырю самим патриархом в те годы, когда пустынью управлял его ученик, постриженик Кожеозерского монастыря Филофей (в 1659 г.). Филофей жил в Челмогорской пустыни достаточно долго, его имя фиксируется и в монастырских источниках 1680-х гг. В Синодике Челмогорского монастыря, опубликованном Докучаевым, приводится запись о роде Филофея, в которой обращает на себя внимание имя монаха Боголепа (по предположению Докучаева, кожеозерского инока). В 1639-1675 гг. в Кожеозерском монастыре жил Боголеп Львов (в миру Борис Львов, представитель знаменитого рода князей Львовых), известный книжник, вероятный автор Жития Никодима Кожеозерского. Если Боголеп синодичной записи и Боголеп Львов — одно лицо, то и строитель Челмогорской пустыни Филофей имеет знатное происхождение. Это обстоятельство объясняет его связь с патриархом Никоном и его богатые вклады в Челмогорский монастырь.

Нуждаются в более подробном изучении и исторические связи Челмогорского и Кожеозерского монастырей. В Синодике Челмогорского монастыря рядом с именем Кирилла Челмогорского указаны имена еще двух святых — Корнилия Комельского и Никодима Кожеозерского. Упоминание имени Корнилия Комельского понятно: согласно Житию Кирилла Челмогорского, Корнилий был родным братом Кирилла. Но почему упомянут Никодим Кожеозерский? Объяснение мы находим опять-таки в «Историческом описании…» Ф. Гурьева. Насельники Челмогорской пустыни, как выясняется из этого источника, считали, что святой Никодим, как и Корнилий Комельский, жил некоторое время на Челме вместе с Кириллом Челмогорским: «И еще был при нем же (т. е. при Кирилле Челмогорском. — А. П.) преподобный Никодим Кожеозерский и ушел в Архангельскую губернию в отшельничество, коего там почивают святыя мощи под спудом же». Историческая несообразность этого предания очевидна: Никодим Кожеозерский жил во второй половине XVI — первой половине XVII в. (умер в 1639 г.) и не был современником Кирилла Челмогорского (хотя не исключено, что он посещал Челмогорский монастырь во время своих странствий по Северу). Вероятно, почитание Никодима Кожеозерского на Челме сложилось в годы настоятельства здесь Филофея, кожеозерского постриженика. Само же предание имеет явно фольклорное происхождение и свидетельствует о стремлении локальных культов святых к объединению.

Более детально, по сравнению с Докучаевым, Ф. Гурьев излагает и некоторые факты из истории пустыни уже после ее закрытия — во второй половине XVIII-первой половине XIX в. Он называет имена некоторых священнослужителей, иконописцев, писавших иконы для челмогорских храмов, благодетелей пустыни, на чьи деньги осуществлялось ее благоустройство, не забывает отметить и свои заслуги: «В 1842 и 43-м годах внутри святаго олтаря (Успенской церкви. — А. П.) с помощию трудов священника Ф.Гурьева написаны небеса, окрашен и озолочен иконостас…».

Несмотря на отмеченные лакуны в статьях К. А. Докучаева-Баскова, эта работа и сегодня остается наиболее подробным исследованием истории Челмогорского монастыря.