Н.А. Макаров,
кандидат исторических. наук,
доцент Поморского государственного университета (Архангельск)

КЕНОЗЕРСКИЙ ПРИХОД
(из книги "Церковные приходы и монастыри Кенозерья и среднего Поонежья"


Приход располагался в 115 верстах к востоку от г. Пудожа на берегу озера Кенозеро. Кенозерский приход был центром Вершининской волости Пудожского уезда и Кенозерской волости Каргопольского уезда. Впервые упоминается в «Платежной книге Каргопольского уезда, 1555/56 гг.» Якова Ивановича Сабурова и Ивана А. Кутузова, из которой мы узнаем, что уже в XVI в. в «Кенозерской волости на Кено озере на острове погост...».

В 1619 г. на Кенозере, на Тыр-Наволоке, попытался основать пустынь монах Соловецкого монастыря Дамиан, позднее, в 1637 г., принявший схиму с именем Диодора (в миру Диомид Ерофеев, родился в селе Турчасово на р. Онеге около 1586—1593 гг.). Но местные крестьяне изгнали его, изломали келью и карбас, а само¬го били и грозились убить. Тогда Дамиан по реке Кене спустился на Онегу, где встретил известного московского торгового гостя Надею Светешникова, который заступился за Дамиана перед «кенозерским судейком».
Вскоре кенозерские крестьяне просили у Дамиана прощения и звали его жить у них. Дамиан простил их, но на Кенозере не остался, а перешел на Почозеро, откуда по реке Волошеве поднялся на Волоцкое озеро, а оттуда Кенским Волочком перешел на реку Мышьи Черевы, по ней спустился на Водлозеро, а с Водлозера поднялся по реке Верхней Водле (ныне Илекса. -Н.М.), где на Юрьевой горе при озере Юрьевом (ныне Монастырское. — Н.М.), на месте брошенной деревни Июдка Васильева основал Дамианову Юрьегорскую (Царскую) пустынь. Умер 27 ноября 1633 г. в Каргополе.
Память преподобного Диодора Юрьегорского празднуется Русской Православной церковью 27 ноября и в 3-ю неделю на Пятидесятнице.

В XVII в. [в Вершинино] на месте утраченных (по преданию) храмов были построены две деревянные церкви — холодная в честь Успения Богородицы постройки 1670 г. и теплая во имя Апостолов Петра и Павла постройки 1690 г. (курсив здесь и далее мой – М.З.) В 1842 г. обе церкви сгорели.
22 декабря 1859 г. в Олонецкую губернскую палату государственных имуществ из Каргопольского окружного управления поступил предоставленный Вершининским волостным правлением приговор крестьян Вершининского и Ряпусовского сельских обществ, составленный на сходе Кенозерского прихода Пудожского уезда 25 октября 1859 г., о желании на добровольный сбор денег в размере 5138 руб. 50 коп. на строительство новой Успенской церкви в каменном исполнении. В приговоре было оговорено, что добровольная складчина денег на строительство церкви распределяется на 1860—1864 гг. с обязательством уплаты по равной части за каждый год. 5 августа 1860 г. в журнале хозяйственного отделения Оло¬нецкого губернского правления было также особо оговорено, что сбор денег необходимо вести через особо избранных из числа прихожан...
Олонецкая палата государственных имуществ поручила составление проекта и сметы на постройку церкви помощнику гражданского инженера Янковскому. 23 мая 1862 г. Янковский в рапорте в Олонецкую палату государственных имуществ отмечал, что средств на строительство церкви собрано лишь одна тысяча рублей, а строительство подобной каменной церкви обходится в 10 тыс. руб. По крайней мере, далее писал инженер Янковский, необходимо собрать не менее шести тысяч рублей, чтобы приступать к составлению сметы и изготовлению проекта, на производство которых будет затрачено не более недели.
31 мая 1862 г. Янковский в журнале хозяйственного отделения Олонецкого губернского правления записал, что... прихожане избрали нового сборщика денег на строительство церкви — крестьянина деревни Спицыной Козьму Васильевича Спицына. Также на приходском сходе крестьяне приняли решение заготовить самим камень для бута, выкопать траншеи и ямы под фундамент и вывезти к месту строительства церкви необходимые лесоматериалы.
4 ноября 1862 г. 347 крестьян Вершининской волости Кенозерского прихода составили новый приговор о пожертвовании денег на постройку каменной Успенской церкви, а также о погашении задолженности за счет продажи хлеба, закрепив это личными подписями. Было уже собрано 2029 руб. Но средств было явно недостаточно. И тогда крестьяне обратились в Палату государственных имуществ с предложением. По распоряжению Министерства госимуществ в 1857 г. из Кенозерского и Екимовского магазинов Кенозерского прихода для крестьян Кольского и Кемского уездов Архангельской губернии был отпущен хлеб в количестве 452 четвертей и 7 четвериков по цене 5 руб. 50 коп. — за четверть ржи и 5 руб. — за четверть ячменя, что составило две тысячи 238 руб. 37,5 коп. серебром. И всю эту сумму крестьяне пожертвовали на строительство Успенской церкви. При этом обязались наполнить магазины хлебом по накладным в последующие годы....

В 1863 г. во временной Богоявленской церкви Кенозерского погоста с разрешения епархиального начальства были «исправлены и поновлены полинявшие и от давности написания оперховшие в иконостасе святые иконы». ...Тогда же в Кенозерскую Богоявленскую церковь крестьянин Почезерского прихода «Иван Красков пожертвовал штофные хоругви, стоющие 70 руб. серебром».

16 февраля 1864 г. в рапорте Г.И. Фофанова в Олонецкую палату государственных имуществ сообщалось, что волостное правление от сборщика денег на строительство церкви и его помощника приняло 2612 рублей с целью прироста суммы по процентам. ....31 декабря 1865 г. волостной старшина рапортовал в Олонецкую палату государственных имуществ, что собрано на строительство церкви 3472 руб. серебром.
22 ноября 1868 г. строительное отделение Олонецкого губернского правления получило прошение Олонецкой духовной консистории на направление техника на место строительства по освидетельствованию грунта. 27 ноября техник был назначен. Так в 1868 г. началось и в 1875 г. успешно завершилось строительство двухпрестольной Успенской церкви.

Храм был построен в связи с каменной одноярусной колокольней высотой 9 саженей. Вокруг церквей была построена каменная ограда. Но 17 июля 1875 г. после пожара сгорел деревянный теплый храм во имя Богоявления Господня, а каменная Успенская церковь была повреждена. Значительные усилия по организации ремонта Успенской церкви приложил волостной старшина Кенозерской волости Каргопольского уезда Татаринов. Кроме этого крестьяне Кенозерской волости полностью выплатили как казенные, так и земские денежные сборы. Распоряжением губернатора Григорьева Татаринову была объявлена благодарность.

Лишь в 1876 г. был освящен придельный теплый престол во имя Первоверховных Апостолов Петра и Павла. И только в 1880 г. был освящен главный, холодный, престол во имя Успения Божией Матери.

Утвари, книг и ризницы в церкви было достаточно. Кровля церкви была покрыта железом и покрашена зеленой масляной краской. Длина Успенской церкви была 9,5 сажени, шири¬на - 4,5 сажени, высота - 6 саженей. Церковь венчали одна большая главка и четыре малые. В церкви было 20 окон, три наружных створчатых и пять внутренних дверей. Теплый придел отапливался одной печью.
Украшением главного престола церкви был иконостас (длина - 20 аршин, высота - 12 аршин). По страховой оценке от 28 августа 1910 г. церковь с колокольней и иконостасом была оценена в 5800 руб. Колокольня была одноярусной, высотой до верха карниза 9 саженей. .... Причт состоял из двух священников, дьякона и двух псаломщиков. В собственности причта были два дома стоимостью в 400 и 300 руб. соответственно и сторожка стоимостью в 200 руб

В 1879 г. крестьянин Нечаев пожертвовал в пользу причта 5-процентную облигацию в 100 руб. 2-го Восточного займа за № 041665, а крестьянин Кузнецов — 5-процентную облигацию в 50 руб. за № 022146... В 1885 г. в пользу причта была пожертвована крестьянином Почезерского прихода Красковым облигация в 100 руб. за № 041666, а в пользу церкви - билет Государственного банка за № 182994.
.... На 1890 г. всего в билетах на имя церкви было пожертвовано 600 руб. и на имя причта - 350 руб.

...11 января 1890 г. губернатор Григорьев объявил благодарность старшинам Вершининской волости Пудожского уезда Нечаеву и Кенозерской волости Тряпицыну за выплаченные денежные сбо¬ры за 1889 г., как казенные, так и земские.

12 мая 1900 г. в Вершининской волости Пудожского уезда была открыта народная библиотека-читальня. На открытие ее прибыл Пудожский уездный земский начальник, он же попечитель библиотеки-читальни. После молебствия в своей речи уездный земский начальник сказал, что «открытие читальни является возможным только там, где в обществе достаточно назрела потребность иметь хорошую книгу». Выступивший волостной старшина выразил благодарность «земскому начальнику за его труды в деле открытия» библиотеки-читальни, о которой корреспондент из Вершинино писал, что «читальня производит своею внешностью ...приятное впечатление» .

В 1890 г. в Кенозерском приходе насчитывалось 34 часовни (Сейчас во всем Парке часовен - 39). Многие из них сохранились до наших дней и представляют историко-архитектурную ценность. Часовни как функциональный тип культовых построек издавна были распространены по всему Русскому Северу, но далеко не везде в XVIII—XIX вв. (а именно к этому времени относятся описываемые памятники) их концентрация была столь же высокой, как в районе Кенозера. По утверждению одного из крупнейших исследователей Каргополья Г.В. Алферовой, деревянные часовни являются «...подлинно народной архитектурой, в которую вложены эстетические воззрения каргопольских плотников и в которых нашло свое выражение двоеверие местных охотников... [Они] строились без всякого надзора со стороны церковных властей в лесах, на полянах, на косогорах...».
Кенозерские часовни поражают удивительным разнообразием форм, от самых простых, почти ничем не отличающихся от хозяйственных построек, до поражающих изощренностью объемов и конструктивной сложностью. Каждая из часовен Кенозера представляет собой неповторимый индивидуальный образ, органично вписанный в картину природы.

Пройти мимо часовни Св. и Чудотворца Николая XVIII в. невозможно хотя бы потому, что стоит она в центре села Вершинино, возвышаясь над ним. Эта часовня была отреставрирована в рамках первого российско-норвежского проекта реставрации в Кенозерском национальном парке в 1996—1997 гг. совместными усилиями кенозерских, архангельских и норвежских мастеров-плотников. В августе 1998 г. она была освящена епископом Архангельским и Холмогорским Тихоном. Местные жители вновь получили возможность приходить туда и в выходные дни, и в праздники. В подготовку и проведение реставрационных работ вложен труд многих людей. ....Звонница пристроена к часовне позднее, в начале XX в.

Уникальной в Никольской часовне является манера исполнения «неба». На пяти восточных гранях выполнена композиция «Распятия» с фигурами Богоматери, Марии Магдалины, Иоанна Богослова, Логгина Сотника... Пять граней - пять фигур. На семи гранях изображены архангелы, по всем церковным канонам, но явно списанные с лиц кенозерских крестьян. И на всех гранях, которые в часовне смыкаются вокруг центрального кольца, в их сужающейся части — херувимы с крыльями.

В конце 1990-х гг. в рамках российско-норвежского сотрудничества были отреставрированы часовни в деревнях Зихново, Глазово. В результате восстановления финансирования из федерального бюджета по линии Министерства культуры Российской Федерации были отреставрированы часовня XVIII в. архистратига Михаила в деревне Федосово и часовня XIX в. Св. Власия на о. Медвежий.

Особый интерес представляет часовня Иоанна Богослова с гульбищем XVIII в. в деревне Зихново. Стоит Зихново (или Зехново) в южной оконечности Кенозера у Глухой лахты, длинным узким заливом уходящей в лесную глушь. Расположилась деревня над маленьким внутренним озерком, связанным с большим озером короткой протокой. Озерко это родникового наполнения, с прозрачной водой, в которой видны причудливые светло-зеленые водоросли.
А над озерком, над обрывом, на самом возвышенном месте, на Буевой горе, которая поднялась на 10 м над уровнем озера, среди островерхих елей притулилась редкой красоты часовня. Очарование ее не только в самих формах часовни с гульбищем, но и в прекрасном природном окружении.
Северные мастера понимали красоту места, как и то, что низко поставленное сооружение здесь проиграет. Поэтому они подняли сруб часовни на подклет, рубленный с выпускными концами, которые служат опорой для галереи, окружающей часовню с трех сторон.
Оформление часовни просто. Свесы двускатной кровли опираются на резные столбики, между ними было глухое перильное ограждение. Луковка на тонкой шейке простодушно врезана в конек кровли. Над входом на галерею срублена восьмигранная звонничка, перекрытая плоской кровлей со шпилем и крестом.
Все ясно, скромно. Кенозерские мастера вложили в свое творение характерные качества Кенозера: открытость и привет¬ливость, мягкость и ненавязчивость. Часовня располагает к себе, приглашает остановиться, отдохнуть, не спеша полюбоваться кра¬сотой мира. Немало часовен, которыми издавна славится Кенозеро, но зихновская - одна из красивейших. Сам по себе конструктивный прием ее — постановка на высокий подклет на Кенозере — нигде больше не повторяется, хотя тип часовни с галереей —один из двух типов местных клетских часовен .
Не менее изящен и внутренний интерьер часовни, который украшает двенадцатигранное «небо». В состав радиальных граней с изображением архангелов включались фигуры евангелистов. Пролет потолка в часовне лишь около 3,5 метра, а высота центрального кольца от пола около 2,5 метра. Грани «неба» можно близко и внимательно рассмотреть. Отсюда «небо» написано в иконописной технике и пропорциях.
Над росписью «неба» часовни Иоанна Богослова, несомненно, работал иконописец-профессионал. Авторскую живопись «неба», как и саму часовню, специалисты относят ко второй половине XVIII в. Зихновские «небеса» ближе к станковой живописи, чем к монументальной. Менее значим с художественной точки зрения иконостас зихновской часовни. Он сборный и более позднего происхождения.
Реставраторы в своей работе применили традиционную технологию обработки древесины и изготовление деревянных элементов, используя для этого аналоги плотницких инструментов XVII—XVIII вв. Такой подход позволил с максимальной точностью восстановить первоначальный облик зихновской часовни.

Напротив от деревни Зихново через залив располагается на мысу деревня Спицыно. Украшением, композиционным центром деревни долгое время была Георгиевская часовня, квадратный шатер которой подымался над крестьянскими домами на высоту в 7 м . Летом 1944 г. фашистский самолет сбросил на деревню Спицыно четыре бомбы: одна упала в озеро, другая — в болото за деревней, третья — в поле, сгорела рожь, и четвертая — на дом И.А. Спицына, огонь перекинулся на дома П.К. Спицына и М.Ф. Спицына. Выгорел весь центр деревни, сгорела и Георгиевская часовня.

В глубине живописной Тамбич-Лахты на полуострове у деревни Бухалово стоит клетская Никольская часовня конца XIX— начала XX в. Но как у каждой из кенозерских часовен, есть и у нее своя особенность. Это своя звонница, поставленная над притвором на двух маленьких восьмериках. Кровля звонницы плоская, над ней сооружена главка с высоким крестом. На кровле часовни врезана главка на тонкой шейке, тоже с высоким крестом, вертикали оживляют облик этого простого сооружения.

От Бухалово, за Тыр-Наволоком, по низкому берегу Кенозера будет деревня Немята. В отличие от других часовен, поставленных вблизи от озера или рощи, здешняя часовня Трех Святителей конца XIX—начала XX в. стоит среди каменистого поля на некотором отдалении от деревни. Это одна из наиболее простых по форме построек. В кровлю над притвором врублен восьмерик звонницы. Плоская кровля звонницы поддерживается круглыми столбиками, между которыми устроено легкое перильное ограждение. Скромность и незатейливость этого сооружения под стать этому полю и окружающим лесам.
Но часовня в честь Трех Святителей уникальна шестнадцатигранными «небесами». Помимо 11 фигур апостолов и композиции «Распятие», на «небе» развернута сложная живопись, включающая праздники Богородичного и Христового циклов, страстные сюжеты и др., в состав росписи включены и фигуры Трех Святителей. Такая роспись «неба» не имеет аналогии, относят ее к типу «Уникальных небес».
На восточной стене часовни сохранился каркас от двухъярусного иконостаса (иконы не сохранились). «Небо» являлось и смысловым, и декоративным продолжением иконостаса в интерьере часовни. Так как у часовни небольшие размеры, взор входящего устремляется в первую очередь к яркому, красочному «небу», которое доминировало в часовне. Золотой фон композиции делал роспись еще более нарядной, торжественной. Масляная живопись выполнена на хорошем художественном уровне позднего классицизма.

На противоположном гористом берегу от деревни Немяты расположилась деревня Карпово, или Карпова Гора. Здесь одна из высоких точек Кенозера, и потому смотрится весело. В Карпове часовня (начало XIX в.) поставлена за деревенской околицей, в поле. Вероятно, это связано с традицией летних гуляний в поле. Часовня очень скромная: звонница на четырех столбах завершена четырехскатной палаткой с крестом, у часовни крест поставлен на кровле. Часовня освящена в честь одного из самых почитаемых на Кенозере святых, основателя и первого игумена Кенского монастыря Пахомия (1450—1525).
Наиболее уникальными в убранстве часовни являются выразительные восьмигранные «небеса» с архангелами. «Небо» Пахомиевской часовни привлекает народной трактовкой образов. Роспись выполнена в технике масляной живописи. Фигуры архангелов размещены на гранях фронтально, отчего создается впечатление неподвижности всей композиции «неба». Яркие цвета придают «небесам» несколько лубочный характер. Архангелы-воины Михаил, Гавриил, Рафаил и другие изображены с характерными для их иерархического положения атрибутами.

Центром куста деревень — Свиное, Минино, Рыжково, Федосово, Печихино, Глазово, расположенных по берегам Шуй-лахты (или Ершовска Лахта, Мининска Лахта), было Минино (или Минин Конец), корни которой уходят в начало новгородской колонизации Европейского Севера.

По дороге из Минино в Печихино в «святой» роще расположены две часовни XIX в. клетского типа — св. Георгия Победоносца и Казанской иконы Божьей Матери, образующих необычный ансамбль. Небольшое молельное помещение Георгиевской часовни перекрыто 16-частным небом. У часовни рубленый навес над небольшим крыльцом-гульбищем, огражденный перилами. Часовню венчает главка, покрытая лемехом, с удлиненным крестом на шейке-столбике. В 2006 г. часовня во имя Св. Георгия Победоносца была отреставрирована. Специалисты Кенозерского национального парка полностью поменяли окладные венцы сруба, заменили прогнившие полы и протекавшую кровлю, заново изготовили главку с крестом. Эти работы были осуществлены за счет средств областного бюджета бригадой плотников-реставраторов, жителей Кенозера, прошедших серьезную практическую школу на реставрации культовых и гражданских деревянных сооружений во главе с бригадиром Сергеем Аникиевым.
В 2007 г. началось обустройство внутреннего интерьера Георгиевской часовни. В часовне частично сохранились «небеса», которые после реставрации вернутся на свое место. Особенностью «небес» этой часовни является то, что тябла для размещения боковых граней крепились прямо к центральному медальону.

Значительных размеров часовню во имя иконы Казанской Богоматери венчает четырехстолпная звонница над притвором с плоской кровлей и пирамидкой с крестом. В конек двухскатной кровли часовни врезана луковичная главка на дощатом барабане. В интерьере часовни полностью сохранился двухъярусный иконостас XIX в.: в верхнем ряде — апостольный чин, в нижнем — иконы Казанской Божьей Матери, Св. Пророка Илии, Георгия Победоносца и др.
В 2007 г. бригадой плотников-реставраторов С. Аникиева Казанская часовня будет отреставрирована.

Казанская икона Божией Матери особо почитается в России. Казанской иконой благословляют к венцу молодых, перед ней молятся о семейном благополучии. На этой иконе Спаситель не сидит на руке Богородицы, а стоит слева от нее. Правая рука Богомладенца поднята в благословении. Голова Богоматери чуть склонена к младенцу. Празднование Казанской иконы Пресвятой Богородицы совершается 21 (8) июля и 4 ноября (22 октября).

Часовня Введения Богородицы во храм постройки 1801 г. расположена на окраине деревни Рыжково Она не представляет собой существенного архитектурного интереса. Поражает величием образов и яркостью колорита роспись 14-гранного «неба» в этой часовне. В росписи «неба» много синих тонов, а сверху через херувимов на распятого Христа и апостолов струится золотистый цвет. Утонченная роспись на ликах сделана по канонам академической живописи.

Преображенская часовня, или во имя Восшествия Св. Духа, конца XVIII-начала XIX в. в деревне Глазово мало известна, между тем на Кенозере, богатом памятниками деревянного зодчества, она стоит в первом ряду. Эта часовня — изящное, стройное, легкое сооружение. У нее высокая островерхая клинчатая кровля с переломом над повалом и широкими отводными полицами. Как в старых постройках (например, в вершининской часовне), завер¬шение небольшого сруба здесь — главная тема. В острый клин кровли изящно врезана крупная (относительно объемов здания) шейка с главкой, крытые лемехом, что придает сооружению нарядность. К часовне прилегает возведенная на столбах (не рубленая) и зашитая тесом шестигранная высокая звонница над притвором, крытая шатром с лемеховыми шейкой и главкой. По-видимому, она пристроена позже, но удачно сочетается с объемом часовни: ее островерхость, внося добавочную вертикаль, усиливает взлет клинчатой кровли.
Поставлена часовня возле деревни в распадке между Шуй-лахтой и Карповской лахтой на полуострове, входящем в залив Серозеро. Она прекрасно вписана в мягкий пейзаж окрестных полей по холмам, спускающимся к озеру. Очарование ее дополняют три стоящие рядом сосны...

По дороге из Порженского, на подходе к деревне Горбачихе, справа на обочине стоит маленькая придорожная Никольская часовенка. Стоит она в густом лесу. Часовня является вариацией типа лесных часовен. Это сооружение совсем крохотное: на его узком гульбище человек не может распрямиться в рост и двоим не разойтись. Проста и незатейлива форма этой часовни: два ската кровли поддерживаются гладкими столбами, между которыми протянуто перильное ограждение из тонких столбиков. Единственным декоративным элементом являются причелины с пробивным узором. Крест укреплен прямо на кровле. Молельня невелика. Особенностью ее является восточная стена, срубленная углом, так что в плане часовня напоминает лодку — емкий образ для Кенозера.

В самой деревне Горбачихе, на берегу лахты, в еловой роще стоит часовня Иоанна Крестителя постройки 1863 г. наиболее простой и распространенной здесь формы. Это крытый на два ската сруб размерами с небольшую избу, над притвором которого сооружена звонница стропильной конструкции с перильным ограждением, с плоским покрытием и плоским завершением, с крестом, видом своим напоминающая обзорную вышку.

Часовни могут вызвать целую гамму эмоций. Это и умиление от взгляда на крохотную часовню — в деревне Тырышкино. За деревней Горбачихой через неширокий залив Глухой лахты, называемой Копецкой лахтой, на возвышении стоит деревня Тырышкино. Это одно их живописнейших мест на Кенозере. Ощущение шири, приволья под стать кенозерским былинам, которые звучали здесь некогда. Придорожная часовенка, называемая Крест, стоит укромно. Это крохотный сруб, крытый на два ската, внутри которого впору поместиться только одному человеку, и то коленопреклоненно. По-видимому, когда-то рядом стоял придорожный крест, от которого часовня и получила свое название. Это миниатюрное сооружение — единственное на Кенозере.

По другую сторону дороги, если идти от деревни Тырышкино, в 500 метрах влево возвышается густая «святая» еловая роща. Можно пройти мимо нее, если не знать, что в чаще стоит часовня Параскевы Пятницы XIX в. Вековые деревья со всех сторон обступили и скрыли в хвойной глуши эту значительных размеров постройку клетского типа с двухскатной кровлей, главкой на дощатом барабане и восьмериковой звонницей над притвором, вознесенной ввысь. Часовня кажется таинственным сооружением, упрятанным от любопытных глаз.
В часовне сохранилось «небо».

Часовня Флора и Лавра середины XIX в. в деревне Семеново - это крытый на два ската значительных размеров сруб, стоящий на возвышенном месте. В конек кровли врезана изящная главка, крытая лемехом. Еще более значимы с точки зрения архитектуры крыльцо и вход в часовню — на высоком подклете с перилами.
Внутри несомненный интерес представляет трехъярусный иконостас с заворотами. Традиционны местный ряд и деисус. Довольно необычен третий ряд, состоящий из небольших праздничных икон с изображением поясных святых: различные типы Богоматери, Николай Чудотворец, Вседержитель, Иоанн Креститель и другие.
Самый большой деревенский праздник — 31 августа — день исцелителей великомучеников Флора и Лавра. К обедне сходилась вся деревня. Плясали, пели... бывало, дрались...

В 1907 г. крестьянин деревни Тырышкино Климовского сельского общества Кенозерской волости, попечитель Ведягинской церковно-приходской школы Василий Михайлов Филиппов пожертвовал построенный на личные средства (до 1000 руб.) в деревне Тырышкино новый одноэтажный деревянный дом — особняк на берегу озера — в распоряжение Каргопольского уездного отделения Олонецкого епархиального училищного Совета для помещения в нем Ведягинской церковно-приходской школы и учителя. (Этот дом существует до сих пор, но как жилой - М.З.) Каргопольское уездное отделение епархиального училищного совета, приняв этот безвозмездный дар крестьянина-попечителя, свидетельствующий о сочувствии и расположенности местного населения к школе, постановило: «1) усерднейше испросить Архипастырское его Преосвященства благословение... Василью Филиппову... и 2) выразить благодарность заведующему Ведягинской церковно-приходской школой, священнику Кенозерского прихода, о. Иоанну Тервинскому за его влияние, содействие и помощь в деле пожертвования...».

В 2002 г. по инициативе и на средства подполковника Российской армии в отставке В.А. Калитина, с благословения епископа Архангельского и Холмогорского Тихона началось возрождение-строительство часовни Св. Александра Невского (разрушенной в 1939 г.) в деревне Мыза. 13 августа 2003 г. часовня была освящена благочинным, настоятелем Свято-Ильинского кафедрального собора г. Архангельска протоиереем В. Кузивом.

Каждая часовня Кенозерья — особенная. Это Никольская — в поселке Усть-Поча, св. Феодория в деревне Тырнаволок, Иоанна Богослова в Шишкино (нач. XIX в.- не существует - М.З.) и другие. А все вместе часовни — ценнейшее наследие, уберечь от гибели и сохранить их — одна из важнейших задач.

Часовенных праздников обычно было 1-2, в лучшем случае - 3, и очень редко - 4—5 в год. Часовня — это небольшая христианская культовая постройка для молений, богослужений с иконами, в отличие от церкви, без алтаря. Часовня была широко распространена на Русском Севере. Богослужение в ней проводил приходской священник.

Основу жизни крестьянина составляли не праздники, а ежедневный многочасовой труд селянина. Самые значительные временные затраты крестьянство несло на земле. Возьмем деревню Семеново: ограниченность земельной площади, труднодоступность (дороги), ограниченность жилья, амбаров для хранения (порой тысяч пудов товара) и т. д.

Ярмарки в Олонецкой губернии учреждались властью, с 1864 г. - земством. Они учреждались в крупных населенных пунктах, лежащих на пересечении торговых путей, имевших возможность дать ночлег приезжим торговцам, покупателям, места для хранения товара. Таким центром была деревня Вершинино — центр крупного Кенозерского прихода и погоста. Вот и шумели ярмарки у стен погоста.

Жизнь, необходимость, экономика диктовали условия, какой могла быть ярмарка, каким мог быть праздник. Все шло от достатка, от кармана, от земледелия, от тяжелого и трудного сельскохозяйственного крестьянского труда.

В 1890 г. в Кенозерском приходе, в 45 деревнях насчитыва¬лось 510 дворов, проживали 3758 человек. Одной Успенской церкви было недостаточно. Тогда же, в июле 1890 г., из Кенозерского прихода выделились в самостоятельный Ряпусовский приход 9 деревень Ряпусовского сельского общества Каргопольского уезда с населением более 800 человек.
Первым и единственным приходским священником был представитель знаменитого рода священнослужителей Казанских — Иоанн Михайлович. Родился он 18 сентября (1 октября) 1853 г. в Красновском приходе Пудожского уезда в семье священника. После окончания Олонецкой духовной семинарии служил учителем в Красновском земском училище. 22 октября 1880 г. епископом Олонецким и Петрозаводским Палладием он был рукоположен в священники Кенозерской Успенской церкви. 12 июля 1890 г. был перемещен в священники Ряпусовского прихода. И.М. Казанский был награжден: в 1903 г. — камилавкой, в 1908 г. — наперсным крестом, в 1917 г. — палицей. В 1907 г. «за 25-летнее прохождение законоучительской должности в народных школах» был награжден орденом Св. Анны III степени. В 1913 г. возведен в сан протоиерея. ....

По постановлению Олонецкого губернского по крестьянских делам присутствия от 14 апреля 1890 г. было «разрешено Каргопольскому уездному присутствию с 1 января 1891 г. образовать из деревень Федоровской, Турова-Сельца и Окатовской Климовского общества Кенозерской волости особое общество под названием «Порженское». Украшением Порженского погоста была приписная деревянная церковь во имя Св. Великомученика Георгия с колокольней 1792 г., обнесенной деревянной оградой. До 1789 г. и с 1890 г. была приписана к Кенозерскому приходу. В 1789—1890 гг. Георгиевская церковь была приписана к Лекшмозерскому приходу (в 12 верстах) Каргопольского уезда. В 1874 г. в церкви было проведено 15 церковных служб.

Порженский погост сохранился до наших дней и представляет собой уникальный памятник архитектуры. Порженский погост располагался на древнем пути из г. Пудожа через озеро Лекшмозеро на озеро Кенозеро (в 12 км к югу от Кенозера). Порженский погост располагался на склоне холма над двумя соединенными протоками озерами Большим и Малым Порженским. В Порженском погосте присутствуют в единстве прекрасная природа и удивительная архитектура. Порженский погост — уникальное явление в деревянном зодчестве Севера.
Георгиевский храм — один из немногих сохранившихся клетских с т. н. клинчатой кровлей. В Древней Руси — обычное покрытие многих деревянных церквей. Церковь представляет собой простой, небольшой и пропорционально вытянутый сруб, завершенный острым скатом кровли с обломом, в конек которой врезана чешуйчатая главка, крытая лемехом. Клинчатой кровле храма соответствует и апсида, тоже с клинчатым покрытием, без главки. Особенно стройный, изящный вид имеет церковь с алтарной стороны, где острый угол кровли храма повторен острым углом кровли апсиды. В XVIII в. к храму была пристроена трапезная и колокольня с шатровым завершением над папертью. Первоначально у храма был притвор, повторяющий форму апсиды. Пристройка растянула храм по горизонтали, пригасила довлеющую вертикаль. В конце XIX в. церковь была обшита тесом в псевдоклассическом духе с ложным портиком. Обаяние Порженского погоста дополняют купы могучих лиственниц и елей, растущих на северной стороне.
«Место для погоста, — отмечал архитектор Ю.С. Ушаков, — было выбрано очень умело... так что со стороны села, озера и реки Виленги четко вырисовывается на фоне неба, причем вечером, от деревни Федоровской и от озера на закатной стороне. Изящный силуэт церкви, поддержанный высокими лиственницами рощи, организует все пространство жилой среды и воспринимается с юга, востока и севера.
Дорога, идущая через село к Кенозеру, также ориентирована на вертикаль погоста».
Уникальным украшением Порженского погоста является рубленная «в лапу» деревянная ограда. Над главным входом ограды с южной стороны оборудовано крытое крыльцо с двухстворчатыми расписными филенчатыми дверьми, над ними поставлена четырехскатная палатка, крытая лемехом.

Мост на городнях через протоку между озерами сохранил все конструктивные особенности и совершеннейшие образцы древнерусской строительной техники (к сожалению, сейчас мост непроходим - М.З.)

Известно, что в 1902 г. Каргопольское уездное земское собрание ассигновало 50 руб. на открытие в Порженском сельском обществе школы грамоты. В начале XX в. из Кенозерского прихода в границах Пудожского уезда выделился в самостоятельный Ведягинский приход. Приходская церковь была освящена во имя Сретения Господня....

В конце XIX в. со значительным приростом населения в приходе встал вопрос о необходимости строительства еще одной Церкви. Строительство же нового теплого храма в Кенозерском приходе стало возможным лишь после пожертвования двух тысяч рублей торгующим крестьянином Алексеем Федоровичем Нечаевым, который несколько лет был ктитором Кенозерской Успенской приходской церкви. Помимо этого вклада он на свои средства построил каменную ограду вокруг Кенозерского погоста, приобрел праздничный (главный) колокол для колокольни весом в 109 пудов 5 фунтов, то есть почти 1750 килограммов! Им также было устроено помещение для церковно-приходской школы.
Решение о строительстве нового храма было принято на церковноприходском сходе 13 февраля 1898 г. по предложению священника Владимира Крючкова. С разрешения и благословения Преосвященнейшего епископа Олонецкого и Петрозаводского Назария 6 августа того же года был заложен деревянный трехпридельный храм в честь Св. и Чудотворца Николая, Благовещения Пресвятой Девы Марии и мученицы царицы Александры, в память коронования императора Николая II и императрицы Александры Федоровны. Благодаря энергии и трудам настоятеля прихода священника В. Крючкова и ктитора Успенской церкви Александра Алексеевича Нечаева (А.А. Нечаева избирали прихожане церковным старостой 5 раз, в 1899-1911 гг. - Н.М.) были изысканы средства, необходимые для строительства храма. Самое крупное пожертвование поступило от крестьянина Константина Алексеевича Нечаева: им был приобретен ценный иконостас стоимостью более семи тысяч рублей работы петербургского художника Петрова. Летом 1902 г. строительство храма было завершено.

В декабре в Кенозерском погосте состоялось небывалое до: сих пор трехдневное торжество. По благословению преосвященного епископа Олонецкого и Петрозаводского Анастасия священником Н. Тихомировым 16 - 18 декабря 1902 г. было совершено освящение нового Никольского храма. [Теперь на Погосте стояло два храма: Успенский и Никольский - М.З.].
Никольский храм погиб во время пожара поздней осенью 1972 г. ...

В 1911 г. при Кенозерской Успенской церкви было утверждено церковно-приходское попечительство, председателем был избран священник Иоанн Тервинский, членами - крестьяне: Никифор Васильев Кренев, Яков Лаврентьев Яковлев, Василий Ми¬хайлов Богданов, Андрей Васильев Врачев, Сергей Иванов Артемьев, Дмитрий Федоров Нечаев, Григорий Степанов Нечаев, Андрей Михайлов Евсеев, Федор Дмитриев Вахрамеев, Андрей Яковлев Гусев, Александр Яковлев Евсеев и Александр Григорьев Нечаев. .

...В 1911 г. в Кенозерский приход прибыл новый священник — Владимир Иванов Первенцев, до этого служивший священником Лелемского прихода. Родился он в 1879 г. в семье священника. Окончил духовную семинарию. Позднее, в сентябре 1929 г., был арестован по обвинению в «контрреволюционной агитации». В ноябре того же года по приговору Няндомского окружного народного суда был заключен в исправительно-трудовой лагерь на четыре года без строгой изоляции. Дальнейшая судьба неизвестна. В сентябре 1992 г. В.И. Первенцев был реабилитирован. ...

.Пришедшая от времени в ветхость часовня при деревне Качикова Горка Кенозерского прихода Пудожского уезда «трудолюбием, усердием и прилежанием крестьян» этой деревни Михаилом и Александром Ивановыми Шишкиными летом 1911 г. была заново отстроена, «обшита тесом и выкрашена белою краскою, на что издержано ими из своих средств 100 руб.». Кроме того, в иконостасе было «прибавлено 7-мь икон, величина их 1+1/4 арш., ширина 1/4 арш., а именно: 1) Господа Саваофа, 2) Благоверного Князя Александра Невского, 3) Симеона Богоприимца, 4) Марии Египетской, 5) Сергия и Германа Валаамских, 6) Первоверховных Апостолов Петра и Павла и 7) Первого Митрополита Киевского Михаила, на приобретение которых издержано 35 руб.».....

Главным занятием населения Кенозерского прихода было хлебопашество. Но у большинства жителей своего хлеба на год не хватало. Главные причины — отсутствие плодородных земель и нехватка земли поблизости от деревни. Значительная часть земельных наделов, пригодных для пашни, была отделена от деревни простями (проливами). За неимением сухопутного подъезда или из-за большого объезда лахты (залива) земли, необходимые для выращивания хлеба, не разрабатывались.
Основными культурами являлись ячмень и рожь. Овса сеялось немного. Лен, конопля и репа сеялись повсеместно, но в небольших количествах. Пашня удобрялась навозом, торфом. Велось правильное трехполье. Посевы яровых начинали с первых чисел мая (Никола в севу). Картофель сажали на неделю позднее посева ячменя. Рожь и ячмень вызревали одновременно, и уборка их заканчивалась во второй половине августа. Посевы озимой ржи начинались с 20 июля, заканчивались 6 августа (на Преображение).
Наилучшая урожайность ржи составляла около 7,5 центнера с гектара (45-50 пудов с десятины). На урожай сильно влияли заморозки. Железных плугов на Кенозере было немного, но бороны с железными зубьями широко распространены. Своего хлеба на Кенозере хватало в лучшем случае до зимнего Николы (19 декабря).
Жители Кенозера занимались и овощеводством, но в незначительных размерах (брюква, редька, капуста...).

Еще в сентябре 1784 г. губернатор Олонецкого наместничества Г.Р. Державин, ознакомившись с положением дел в Каргопольском уезде, в «Поденной записке...» отмечал, что «в Кенозерской волости... добывается алебастр, пуд его в городе [Карго¬поле] продается по 6 копеек».
Для заработка денег на покрытие расходов на хозяйство и на покупку хлеба значительная часть населения Кенозерского прихода уходила на отхожие промыслы. Редкая семья не имела хотя бы одного человека на государственной службе или на работах в Петербурге. При этом они по нескольку лет не бывали дома. Но и постоянно проживающие в Кенозерском приходе уходили на более или менее продолжительное время (по нескольку месяцев) на заработки.
Самым распространенным и выгодным, если можно так сказать, промыслом для кенозеров была мелкая торговля. Этим промыслом кенозеры занимались давно. Хотя еще в начале XIX в. основным промыслом кенозеров была не торговля, а ремесло. Они занимались изготовлением костяных гребней и щетей для чистки льна. Отсюда долгое время промысловиков-торговцев с Кенозера называли гребенщиками. Но со временем изготовляемые кенозерами гребни стали вытесняться с рынка более дешевыми деревянными гребнями фабричной работы. Тогда кенозеры-гребенщики стали носить с собой не только свои инструменты для работы — гребни, но и мелкие товары для торговли, как говорили в то время, «в разность».
Осенью с коробом за плечами или на санках зимой расходились кенозеры по всей Олонецкой губернии, но большая часть их идет в Архангельскую и Вологодскую губернии, нередко заходили даже в Новгородскую и Тверскую губернии. Основной капитал такого торгового промысла составлял от пяти до десяти рублей. Но коробейники считали, что этого вполне достаточно, так как товар, которым они торговали, стоил «по грошу ноша». В XIX в. товар гребенщики приобретали в Каргополе, Пудоже, Вытегре. С вводом в эксплуатацию железной дороги Архангельск—Вологда в 1897 г. торговцы с Кенозера стали закупать товар в Москве и Петербурге.
Каким товаром торговали кенозеры? Крестиками, кольцами, пуговицами, иголками, наперстками, шильем, ленточками, шнурками, гребенками, булавками и т. п. Товар выбирался самый дешевый, и прибыль в процентном отношении получалась от 50 до 500 процентов на рубль. Но так как покупали коробейники товара немного, то и прибыль равня¬лась обыкновенному заработку: от 50 до 150 руб. за зиму. Но преимущество перед другими промыслами - это более легкий труд. По размерам покупки одним покупателем этот промысел был не более как «с миру по нитке, голому рубашка».

У стен Кенозерского погоста в XIX - начале XX вв. шумели весело ежегодные торжки и Благовещенская ярмарка. Кенозерские ярмарки по продолжительности торговли и торговым оборотам являлись самыми большими в Пудожском уезде.
В течение года на Кенозере проводилось семь ярмарок. Еще в 1857 г. с разрешения министра государственных имуществ была учреждена Благовещенская ярмарка. Первоначально была четырехдневной, в 1880-е гг. - семидневной, в начале XX в. - пятидневной - 25-29 марта (7-11 апреля по нов. ст.).
На Благовещенский торжок в Кенозерском погосте 25-28 марта 1876 г. было привезено товаров на 24.082 руб., а продано лишь на 8666 руб. Из местных продуктов было произведено озимого и ярового хлеба на 2375 руб., который был продан без остатка; выделанных кож было произведено на 1215 руб., а продано на 607 руб. Из привезенных товаров из других губерний наибольшим спросом на ярмарке пользовались мануфактурные товары (продано на 4063 руб.). В ярмарке участвовали 20 торговцев из Каргополя и уездов и 12 - из Пудожского уезда. Торжок посетили три тысячи человек. Доход от продажи в пользу церкви составил около 40 руб.
...Не менее известны на Кенозере трехдневные: Крещенская — 6-8 января (19—21 по нов. ст.), Успенская — 15—17 (28—30) августа, Покровская — 1—3 (14—16) сентября, двухдневная Петропавловская — 29-30 июня (12—13 июля) и однодневные — Троицкая и Пречистенская (на др. день Пасхи).

...Кенозерский приход находился на границе Пудожского и Каргопольского уездов. На ярмарках жители Каргопольского уезда, как более промышленного и земледельческого, больше продавали, а жители Пудожского уезда, живущие чаще на заработках и промыслах, больше покупали. Торговцы товарами фабричного производства почти все были из Каргополя, иногда из Пудожа. Приезжали купцы даже из Ярославля, Вологды, Казани.
Жители Быковской, Кенорецкой и Ошевенской волостей Каргопольского уезда торговали зерном и мукой своей выпашки и размола. Каргополы торговали традиционно чашками, ложками, горшками, игрушками, ошевенцы — выделанными кожами. Жители Водлозерской волости Пудожского уезда традиционно и только на зимних ярмарках торговали продуктами охоты. Жители Почезерской волости торговали шкурами зверей — белок, лисиц, зайцев, горностаев, куниц — и дичью. На Благовещенской ярмарке 1902 г. почозеры вывезли на продажу много шкур лосей и оленей, хотя охота на них была запрещена.
Главными покупателями на ярмарках были кенозеры и жители Водлозерской и Почезерской волостей. Больше всего покупали хлеба. Отсюда и основным занятием водлозеров и почезеров были охота и рыболовство. Хорошим спросом на ярмарках пользовались косы, серпы фабричного производства.

Всенародное российское зло — пьянство царило на всех кенозерских ярмарках, несмотря на то, что казенная винная лавка была закрыта (на время ярмарки). Откуда бралась водка? Главным продавцом и производителем водки были кенозеры. Во время ярмарок в ближайших деревнях почти в каждой избе действовали шинки. Покупатель пил на дому, на вынос — дороже на 10 копеек с бутылки. Каждый, кто на ярмарке купил или обменял лошадь, продал скупщику дичь или шкуры, пьет так называемые литки, при этом угощает всех присутствующих. Были кенозеры, которым выпивка не стоила ни копейки: они имели при себе стаканчик и шило. Этими предметами запасался не каждый едущий на ярмарку. «Предусмотрительные» кенозеры предлагали свои услуги — откупорить шилом бутылку и дать в пользование стаканчик, а за услугу...

Ярмарки имели большое значение. Они регулировали цены на товары, сдерживали аппетиты местных торговцев-монополистов, давали возможность жителям Каргопольского уезда сбывать излишки хлеба, что сдерживало рост цен на привозной хлеб из Рыбинска. Прогрессивно мыслящая часть кенозерского об¬щества через печать обращала внимание и на то, что «нужно бы каким бы то ни было путем хотя бы при помощи полиции уменьшить пьянство на ярмарках, и это сделать не трудно».

Каждая кенозерская деревня, как бы мала ни была, праздновала два—три больших праздника в год. В деревне Екимово особо праздновали Преображение Господне — 6 (13) августа, в деревне Горы — в честь иконы Тихвинской Богоматери — 26 июня (9 июля), в деревне Семеново — память мучеников Флора и Лавра — 18 (31) августа (Флор и Лавр на Кенозере считались покровителями лошадей), в деревне Сысово главным праздником было Сретенье - 2 (15) февраля, в деревне Майлахте - в честь св мучеников Кирика и Улиты - 15 (28) июля, в деревне Карпово - в честь св. Пахомия Кенского (1450—1525) — в первую субботу после Крещения Господня, в деревне Горбачихе — Рождество Иоанна Крестителя - 24 июня (7 июля), в деревне Чолме — в честь св. мучеников и чудотворцев Космы и Дамиана (Кузьмы и Демьяна), в Тырышкино — в честь Параскевы Пятницы — 28 октября (10 ноября).
Особо на Кенозере почитался и праздновался Святитель и Чудотворец Николай, покровитель людям, живущим у воды. Весеннего Николу праздновали 9 (22) мая, а зимнего - 6 (19) декабря. По особенному праздновали Никольские праздники в деревнях Вершинино, Усть-Поче, Бухалово и других.
Самые крупные праздники (по нескольку дней) проходили на Кенозерском погосте в дни ярмарок — на Благовещение, Крещение, Успение, Покров, Троицу, Пречистенку и Петров день. Устраивали знаменитые кенозерские карусели и качели. У дома торгующего крестьянина Нечаева была площадка, на которой устраивали танцы - кадриль (кадрель), т. н. портянку и латцу.

В ярмарочные дни присматривали себе невест. Если у кого-либо из девушек в Вершинино были родственники, которые приглашали ее в гости, то по обычаю приглашали ее с подругами. Не пригласить подруг было нельзя, но и девушкам нельзя было отказываться от приглашения. Приглашенных часто оставляли ночевать. Не только молодежь, но и большая часть населения Кенозера на тарантасах и лодках, празднично украшенных, съезжались в Вершинино. Праздничную одежду везли с собой в кутелях. В праздник люди приглашали друг друга в гости. Приезжих часто приглашали к себе в тарантас или в лодку, угощали знаменитыми калитками.
Особо на Кенозере отмечали Пасху, в Пасхальную неделю не работали. Праздновали до Прощеного воскресенья, на Кенозере его называли Фоминским. К Пасхе по обычаю шили новую одежду.
Интерес представляет собой и то, что на Кенозере праздновали не только основные церковные и свои, в деревне, праздники, но ходили на праздники в гости в соседние деревни. Причем к праздникам приходили накануне или оставались ночевать на второй день. Любители праздников ходили за двадцать и более верст.
Корреспондент Кенозер писал в «Вестнике Олонецкого губерн¬ского земства»: «Любопытно бы, записывая в течение года все праздники, празднуемые дома и в гостях, наблюдая над одной какой-нибудь семьей, вывести итог прогульных дней и расход на праздники в году. Какая бы, наверное, получилась громадная сумма по всей [Вершининской] волости». И далее следует интересный, да и актуальный, вывод: «Никаких мер к уменьшению праздников или расходов на них не принимается, а это одна из первых причин бедности крестьян».

20 августа 2003 г., в День Кенозерского национального парка, в березовой роще, посаженной в 1995 г. в честь 50-летия Победы советского народа над фашистской Германией, на месте старого кладбища был установлен и освящен 5-метровый деревянный поклонный крест. Автор поклонного креста - В.А. Титов при участии искусствоведа Т.М. Кольцовой. Сруб для поклонного креста выполнил С.П.Аникиев. Резьба на поклонном кресте была выполнена П. Бахаревым.

В 2004 г. была возрождена православная община при церкви Успения Божией Матери в деревне Вершинино Кенозерской администрации Плесецкого района Архангельской области, председателем приходского совета является Лидия Ивановна Чалова, членами - Н.Н. Быкова, СИ. Глущевская, МА. Потапова, Н.П. Евсеева (все - из деревни Вершинино), ИТ. Привалихина, М.Н. Малютина (обе - из пос. Поча) и М.Н. Гусева (из пос. Усть-Поча).


23 августа 2005 г. по благословлению епископа Архангельского и Холмогорского Тихона настоятель Свято-Ильинского кафедрального собора г. Архангельска благочинный протоиерей Владимир Кузив сослужил чин освящения — начала ремонтных работ в Успенской церкви. Затем в церкви был выполнен частичный ремонт кровли, закрыты оконные проемы, сделаны новые полы в алтаре. Приходской совет ведет сбор средств на восстановление здания церкви и приобретение имущества для богослужений.
Из святых икон уже появилась первая - икона Александра Невского с мощами Св. Благоверного Великого князя написанная в 2004 году Александро-Невской лавре в С.Петербурге.

(с некоторыми сокращениями)



Использованы фотографии

из книги Н.А.Макарова и снимок Успенского храма 2006 г. из статьи о Вершинино на нашем сайте.

Другие статьи Н.А.Макарова на нашем сайте:
Кенозеро в конце XIX - начале XX веков
Кенский монастырь.

Начало земли Плесецкой.
Почезерский приход
Кенорецкий приход
Кенский приход