ПЕЧЬ СЕВЕРНОГО ДОМА  

(по книгам Р.М.Габе, А.В.Ополовникова и Г.С.Островского, А.Б.Пермиловской)

 Ополовников А.В., Островский Г.С.

Изба без печи – не изба. С печью, занимающей едва не половину избы, связан весь быт русского крестьянина - от рождения до смерти. И сложена она практично, умно и по-своему красиво. Сбить хорошую печь способен не каждый мастер.

Что же значит печь для крестьянина?

Фото из книги А.Ополовникова и Г.Островского

Прежде всего печь греет. Везде, а на студеном Севере в особенности, тепло — первое дело. И топят печь не смолистой сосной или елью, а ольхой или ошкуренной березой: дыму и копоти меньше, а тепло дольше держится.
Печь кормит. Здесь варят, жарят, хлеба выпекают. Целый день хозяйка у печи топчется: то ушицы или картошки надо сварить, то корм скоту в котле запарить или камни раскалить, чтобы пойло согреть.
Печь и светит. В «жаротоке» всегда уголек тлеет, на светце, что к печи прибит, лучина потрескивает, а в печном столбе есть место для огнива или спичек.
Печь и моет. В печи и помыться иногда можно — особенно ребенку удобно, не хуже, чем в иной баньке. Здесь же и рукомойник над лоханью.
Печь и лечит. Каждый крестьянин знает, что печная лежанка — верное средство от простуды и всяких прострелов.
Печь и сушит. На печи всегда и одежду сушат, и на зиму впрок готовят сущик — мелкую сушеную рыбешку, грибы, ягоды.
Печь и спать уложит. Старые да малые всегда на печи. Сбоку для них и деревянная лежанка сбита. А зимой младенцев нередко в теплую золу посадят, чтобы холодом не прохватило. 

Р.М.Габе

Русская печь занимает центральное место во всей обстановке жилья. Объединенная своими деревянными частями с внутренней архитектурой избы в одно гармоничное целое, она воплощает в себе идею домашнего очага, уюта и тепла. Вот почему столько любви вложено народными мастерами в архитектурную обработку печи и деревянных ее деталей.

Пермиловская А.Б.

Печь в северной избе располагалась около входа, ее делали на прочном деревянном «опечке» — основании. На Русском Севере печь нередко отодвигалась от задней стены, а иногда и от боковой. В общем пространстве русская или курная печь занимала примерно ? часть. 

Габе Р.М. 

Некоторые исследователи различают русский и финский приемы в направлении устья печи к двери или к фронтонной стене. Если устье печи обращено к лицевой стене, это считается русским приемом, а если к боковой, т. е. перпендикулярно к двери, это финский прием.

Ополовников А.В., Островский Г.С.

Основанием печи служит так называемое «печное место», или «опечье»,— массивный сруб, сложенный из толстых, гладко вытесанных и, конечно, некрашеных бревен. На нем устроен скрытый для глаза сплошной настил из мощных пластин, на котором и покоится массив самой печи. Внутри сруба есть еще одно перекрытие; оно делит все внутреннее пространство подпечья на две части: верхнюю, где лежат ухваты, лопаты для хлебов и прочая печная утварь, и нижнюю, куда зимой помещают кур. На мощных кронштейнах-выпусках красивой упругой формы покоится шесток — толстая и широкая доска перед печным устьем: место, куда предварительно ставится все, что должно быть поставлено в печь или вынуто из нее. С одной стороны шестка, обычно с левой, стоит коник — резная доска, а с другой стороны, у стены, находится жароток, где хранится в золе горячий уголь.

Схема печи (финский вариант расположения устья печи) - из книги Р.М.Габе

В углу печного сруба, обращенного внутрь помещения, вплотную к конику установлен массивный квадратный столб. Он выполняет одновременно несколько функций: служит опорой для двух воронцов, расходящихся от него под прямым углом; в него забивается железный кованый светец для лучины и крюк для висячего рукомойника; на него же опирается деревянная лежанка у печи; в нем же сделано круглое углубление наподобие дупла, где прежде хранились сухой трут и огниво, а теперь спички; к столбу, наконец, крепится и сам коник — этот своеобразный санитарный барьер, отделяющий чистое место, где готовится пища,— шесток — от рукомойника и лоханки под ним, от лежанки и от печур для сушки рукавиц и носков.

Под самым шестком широкое отверстие в верхнее подпечье — подшесточница. Под ним, почти у самого пола, красивый ритмический ряд небольших отверстий — продухов — для вентиляции подпечья. Они же в зимнее время служат оконцами для кур, через которые пернатые посто­яльцы клюют корм из стоящего тут же узкого и длинного долбленого корытца. Впускают и выпускают кур через небольшое волоковое оконце в подпечье, сделанное у самого входа в избу, чтобы меньше было грязи.

Габе Р.М.

Подпечье из широких брусьев с резными концами занимает значительную площадь пола, так как оно служит не только основанием для самой печи, но кроме того своей выступающей боковой частью образует вышеописанный ящик-карзину, являющийся прикрытием спуска в подполье (см. рис. выше). Печной столб на углу печи, от которого идут к двум стенам полки-воронцы, здесь не всегда имеет форму солидного столба, тесанного на четыре канта. Часто его заменяет толстая широкая доска с прорезанным отверстием и оставленным шаровидным выступом, на который вешают полотенце. Этот вырезной выступ соответствует конику — толстой резной доске, ограждающей шесток со стороны печного угла, и таким образом в доске сочетается и печной столб и коник. Горизонтальный выступ перед устьем печи — «шесток» и наклонно поставленная спереди широкая доска, как бы поддерживающая его шесточница, являются обязательной частью черной печи. Справа на шестке имеется «жараток», где в углублении — «горнушке» — всегда сохраняются тлеющие уголья.

Сбоку подпечья устраивается вход в подполье-карзину чаще всего в виде длинного низкого ящика вдоль боковой стены печи. Две короткие стороны его образуются толстыми брусьями, служащими продолжением передней и задней стенок подпечья, а длинная сторона, тоже из толстых брусьев, врубается перпендикулярно к ним. Боковая сторона подпечья образует четвертую сторону ящика. Длина его не менее 2,13 м, а ширина 0,5—1,4 м. Он покрыт солидной съемной крышкой, [подняв которую, мы обнаруживаем лестницу, ведущую вниз. Этот ящик, образующий вход в подполье, как и последнее, у карел носит общее название карзина

Габе Р.М.

Материалом для кладки печей в северной Карелии служат грубые куски гранита, а в других районах необожженные кирпичи собственного изготовления. Наружная поверхность печи всегда обмазана глиной и побелена известью. Печи по белому, обычно сложенные из необожженных кирпичей, своей формой и конструкцией, конечно, отличаются от черных, но все же унаследовали от них многие особенности. Так, жароток и до сих пор считается необходимой частью, шесток имеет такой же выступ, как и в черных печах, причем передняя стенка его покоится на выпусках деревянных брусьев подпечья; на боковой стене печи имеются глубокие впадины — печурки в том или ином количестве. Перекрытие шестка одним концом опирается на наружную стенку жаротока, а другим на железную стойку или на продолженную кирпичную боковую стенку печи.

Так как для кладки печей и дымовых труб обычно применяется кирпич-сырец, изготовляемый ручным способом и лишь подсушиваемый на солнце, то ясно, что труба, выведенная поверх крыши, требует предохранения от вредных атмосферных осадков и потому ее обыкновенно со всех сторон окружают дощатым щитом. Первоначальный тип трубы, отводившей дым, представлял выдолбленный ствол соснового или осинового дерева, выступающий высоко над крышей и часто имеющий в самой верхней части обжимное деревянное кольцо.

Каменная громада печи вырастает не непосредственно из дощатого пола, а имеет постепенный переход в своих деревянных частях. Стремление придать деревянным деталям красивые формы, а также и в самой кладке выразить свои эстетические наклонности приводит к созданию художественного целого из всего этого сооружения. Приблизительная правильность печных карнизов, углублений печурок и прочих деталей печи, сделанных от руки, находится в полной гармонии с окружающими деревянными частями.  

В избах с печами по-белому нет уже такой архитектурной цельности и гармонии каменных и деревянных частей, так как многие детали, став ненужными пережитками, исчезли. Почти вышел из употребления голбец, исчез коник у печки, редко встречаются лавки-лежанки и печной столб с воронцами. Топка по-белому потребовала новых конструктивных решений, и над открытым прежде шестком навис грузный колпак печи с дымоходом. Самый шесток здесь огражден вместо деревянного коника кирпичной стенкой с одной или обеих сторон. Поверхность колпака скромно орнаментирована пилястрами с капителями и базами или окаймлена нишами и тягами того или иного профиля. Брусчатое подпечье сохранилось и бытует и по настоящее время в Карелии, как и на всем Севере, а в районах, заселенных карелами, уцелел и «карзинус», оставляя уютное место у печки для сидения и спанья.

Ополовников А.В., Островский Г.С.

Много еще служб есть у русской печи. Здесь есть и лесенка-голубец в подклет: там что-то вроде холодного погреба устроено. В особом встроенном шкафчике чайная посуда хранится. От печного столба под прямым углом идут две чистые светлые полки — они тоже называются воронцы. На одном из них — «женском» — всякая хозяйственная утварь: миски, ковши, туеса; а на другом—«мужском» — домашние инструменты, охотничьи припасы, мелкая рыболовная снасть и т. д. Зимой, в морозы, под печкой держат кур. Сбоку от шестка — резной деревянный «коник»; он отделяет шесток от рукомойника и служит удобным местом для полотенец и чистых тряпок.

Печь и голбец. Фото из книги А.В.Ополовникова

Вот так печь! Прямо «комбинат бытового обслуживания»! Недаром Емеля не хотел слезать с нее и по щучьему веленью прямо на ней въехал в царский дворец.

Таковы лишь некоторые «главные службы» русской печи. Но как интересно продумана и рациональна вся ее конструкция, как выразительна форма, неразделимо связанная с общим архитектурным решением интерьера всей избы!

Пермиловская А.Б.

Печь — наиболее мифологизированный и символически значимый предмет интерьера наряду с красным углом и закрепленным в нем столом. Печь служит одним из сакральных центров дома. «Печь в дому — то же, что алтарь в церкви: в ней печется хлеб».

Сакральность печи соотносится с христианской системой ценностей. Характерно, что из всех функций печи выделяется приготовление пищи — важнейшее свойство печи не только с хозяйственной, но и с ритуальной точки зрения: сырое, неосвоенное, нечистое превращается в вареное, освоенное, чистое. Процесс приготовления пищи имел выраженный ритуальный характер, причем это относится не только к приготовлению обрядовой пищи, но и обыденной.

Характер символического осмысления печи во многом предопределен тем, что поддержание домашнего огня и приготовление пищи были специфическими женскими занятиями.... Они подчеркивают женское начало печи и метафорически закрепляют связь родственных, семейных отношений. Разные символические значения печи актуализировались в зависимости от обрядового контекста. Если в свадебном и похоронном обрядах она символизировала рождающее женское лоно, то в похоронном — дорогу в загробный мир или даже само царство смерти

....Печь играет особую символическую роль во внутреннем пространстве дома, совмещая в себе черты центра и границы. Как вместилище пищи и домашнего огня, она воплощает собой идею дома в аспекте его полноты и благополучия, ... может заменять дом в целом: «дом без печи — нежилой дом», «Чего из избы не вытащишь?» (отгадка — печь).

Поскольку через печную трубу осуществляется связь с внешним миром, космосом, печь сопоставима с дверью и окнами, печная труба — это специфический выход из дома, предназначенный в основном для сверхъестественных существ и субстанций: через трубу в дом проникают огненный змей и черт, а вылетает наружу ведьма, душа умершего, болезнь, доля, призыв, обращенный к нечистой силе....


В нашей странице использованы книги:

Р.М.Габе. Карельское деревянное зодчество. 1941
А.Ополовников, Г.Островский. Русь деревянная. Детская литература, 1981
А.В.Ополовников. Русский Север.М., Стройиздат, !977
А.Б.Пермиловская. Крестьянский дом в культуре Русского Севера. Архангельск, 2005

Еще статьи на эту же тему:
А.Б Пермиловская. Курные избы Ошевенска.
Н.А.Криничная. Русская печь: структурные элементы в свете народных представлений.