Оригинальный адрес документа: http://arhpress.ru/volna/2007/8/7/3.shtml

Волна
7 августа 2007 (№ 60)

Людмила АШИТОК
Старая мельница крутится, вертится

Путешествие по Кенозерскому национальному парку

19-24 июля в Кенозерском национальном парке прошел семинар "Стратегическое партнерство заповедных территорий по сохранению, изучению и интерпретации наследия России". Тому, как он проходил, и что увидели участники этой встречи в Кенозерье, будет посвящен цикл материалов. Сегодня первый из них - о старой мельнице и не только:

Заповедники, объединяйтесь!

Директор парка Елена Шатковская собрала в северной глубинке коллег с юга - Сочинского национального парка, Кавказского природного биосферного заповедника, заказников Татарстана, а также научных сотрудников из Третьяковской галереи и историко-культурного музея-заповедника "Московский Кремль".

- Я уверена, - заметила Елена Флегонтовна, - государство должно понять выгоду от содержания национальных парков в российской глубинке, являющихся важнейшим фактором социально-культурного и экономического развития отдельных местностей и способствующих экономическому подъему региона в целом.

Цель семинара - выработка не просто стратегического партнерства между заповедными территориями, но и их дальнейшего объединения для решения общих проблем и задач. Эта цель достигалась не только в ходе лекций, "круглых столов" и дискуссий, но и через живое общение с чудесной природой Русского Севера, уникальными культурными ландшафтами и людьми.

И если в самом начале этой поездки у гостей, прибывших главным образом с южных курортов с хорошо налаженной инфраструктурой, сквозило искреннее удивление по поводу качества наших пыльных, разбитых лесовозами дорог, заросших страшной высоты борщевиком некошеных полей близ Каргополя, заброшенных домов в вымирающих деревнях, то, уезжая, они высоко оценили усилия парка по сохранению природного и культурного наследия, возрождению жизни в этих самых заброшенных деревнях и увезли с собой в сердце реальную сказку Кенозерья.

А в дорожных сумках - ее "вещественные доказательства" - березовые веники, корзинки из дранки, берестяные туески, щепные птички, холщовые мешочки с толокном из овса.

На Северном экваторе

Как толокно делают, мы узнали во время увлекательного путешествия по озерам к восстановленной старинной мельнице в Каргопольском секторе национального парка.

По дороге из Лекшмозера в деревню Масельга остановились на узкой гряде, по-научному именуемой озовой, а по народному - Северный экватор. Ведь здесь проходит водораздел между Атлантическим и Северным Ледовитым океаном. С Масельгского озера воды текут в Онежское и Ладожское озера, а оттуда - в Балтийское море. Из Вильно - в Кенозеро, далее через речку Кену в Онегу и Белое море.

Место неординарное и живописное: с вершины гряды великолепные виды на зелень лесов и кущ, бело-желтые ромашковые поляны, голубую гладь озер, а Масельгское считается самым чистым в Архангельской области - водичка в нем сладкая и, говорят, живая - целебная. На Северном экваторе была разбита и самая первая туристическая стоянка в парке со спуском к воде и причалом. Сейчас их тут много, и каждая оборудована столом со скамьями, навесом от дождя, кострищем, мусорным контейнером, снабжена запасом дров и вигвамом-туалетом с неизменным рулончиком бумаги. Не зря в иностранном путеводителе по Русскому Северу записано, что единственная территория в Архангельской области, где туалет есть даже в лесу - Кенозерский национальный парк.

Восхождение на Хижгору

Однако продолжим наше путешествие. Елена Шатковская решила провести нас на мельницу самым трудоемким путем: не натрудив, как следует, ног и рук, удовольствия не получишь. Поэтому отправились пешком по тропинке вверх на Хижгору! Подъем был вознагражден захватившей дух панорамой окрестностей, открывшейся с колокольни реставрируемой церкви Александра Свирского. Сквозь сосны заманчиво просвечивали заливчики и островки Масельгского озера, а когда гора еще не покрылась лесом, говорят, можно было увидеть 33 озера!
"Озеро - самая выразительная и прекрасная часть пейзажа. Это - око земли, и, заглянув в него, мы измеряем глубину собственной души". Дивное изречение Торо мы вычитали потом на одном из стендов в Визит-центре парка и согласились с ним всецело, ведь мы уже приплыли с Гужовской мельницы!

Среди белых лилий

Путь до нее для туристов пролегает через пять озер. Расселись в лодки, многие из которых сшиты местными мастерами по образцу традиционных старинных - неуклюжие, но устойчивые, ходкие. Мужчины взялись за тяжелые весла, и вереница плавсредств потянулась по уникальной системе из искусственных каналов и естественных проток, соединяющих озера с древними названиями Пежихерье, Вендозеро, Торосозеро, Левусозеро, Кулгом ручей... Ослепительно зеркало этих озер, на котором сверкают красотой белые лилии, к ним жмутся "бедные родственники" - невзрачные желтые кувшинки и сиреневые горцы. Специалисты-биологи заметили взлетевших гагар, а мы переживали за отважную неизвестную собаку, почему-то полюбившую нас и бросившуюся за лодками вплавь, пока она не скрылась в кустах на противоположном берегу. Были уверены, что больше ее не увидим, но собака переплыла, видно, не одну водную преграду пробежала километры по берегу, и встретила нас доброжелательными взмахами хвоста у мельницы! За что была, конечно, вознаграждена остатками трапезы.

Несколько раз во время перехода участников семинара накрывало теплыми ливнями, но это лишь добавляло красок приключению, ведь после того, как ветер прогонял неожиданные тучи, голубое небо Кенозерья снова радовало нас своим солнышком. Вот мы проплыли под ряжевым мостиком, низко нависшим над одной из проток, замерли, суша весла, в восхищении от открывшегося прекрасного пейзажа, опять медленно поплыли, опустив ладони в бархат мягкой озерной воды. И вот из-за поворота показался мельничный домик, также вдруг скрывшийся под густой пеленой очередного шального дождя. "Греби, лодочник!".

Мели, мельница - мука будет!

Среди 11 церквей, 40 часовен и более 30 поклонных крестов, "населяющих" парк, не забыто и это гидротехническое сооружение, такое незаменимое для крестьян даже в середине прошлого уже довольно "цивилизованного" века. К сожалению, к началу нынешнего столетия мельницы, а насчитывалось их не меньше 20, пришли в полное запустение и разор. Сохранилось всего несколько, еще одну водную собираются восстановить в Плесецком секторе.

Проект реставрации этой - Гужовской, по словам Елены Шатковской, готов был давно, да средств не хватало. Помогли норвеги. Но процесс возрождения оказался трудоемким, архивов не осталось, самым сложным было сохранить водный баланс и "не дать уйти нашей воде в Карелию".

Сейчас о прошлом напоминает лишь старая избушка мельника, а новое сооружение, возведенное мастерами Плотницкой школы и открытое 21 августа 2006 года, радует, по выражению незабвенного Александра Сергеевича, "волшебным стуком колес". С интересом мы наблюдали, как современный мельник, которого все тут же прозвали Кузьмичем, открыл воротом плотину, выпустил воду из запруды, как застучали колеса, закрутились жернова, забили длинные палки в ступы. "Это песты - ими как раз толокно из овса и толкли, - объяснил Кузьмич, - а это курушка, жабка, куржавина, мололи-то по-разному, кому крупа нужна, кому мука:". Не мельница - целый завод! Жаль, работы ей до нового урожая пока нет.

Из-за шума бегущей воды слов почти не слышно, зато атрибуты мельничного промысла каждый мог примерить на себя.

После обеда у мельника снова сели за весла, гребли на сей раз с песнями, наперегонки: Кстати, собачка, как ее ни зазывали в лодку, отправилась обратно той же одной ей известной дорогой и снова встречала нас на берегу.

Дары Кенозерья

Несколько мешочков толокна и я привезла домой в подарок маме, которая часто вспоминает вкус деревенского детства - кисель и блины из настоящего, пропаренного в русской печи и столченного на мельнице толокна. Мы тоже попробовали шанежки с ним, но уже на Кенозере в Тарышкино, где нас потчевала Нина Васильевна Федотова. Пойдет осенняя ягода, испробуем и рецепт, притороченный к мешочку, - "брусника с толокном".

Об этих симпатичных мешочках с зелеными этикетками "Дары Кенозерья" хочется сказать особо. В парке недавно прошел еще один занимательный семинар - по реализации проекта "Оценка возможности рыночного использования недревесных ресурсов леса". Цель его - оказать помощь местному населению в создании дополнительных источников дохода от продажи ягод, грибов, лекарственных трав, изделий из бересты. Результаты его уже видны, кроме толокна туристы приобретают чагу, сушеные грибы, самые разные фиточаи из трав, среди которых большой популярностью пользуется таволга. Кенозеры, конечно же, живут небогато, и лишняя копейка всегда пригодится.

Я вообще думала, глядя на их житье, что без парка Кенозерье бы пропало, наверное. Он покупает и ремонтирует дома, строит школы, реставрирует часовни, будит творческую инициативу людей, дает им работу и надежду. Но, знаю, Елена Шатковская со мной вряд ли согласится, она-то, наверняка, считает, что именно аура этих мест и неистощимый оптимизм кенозерцев дают надежду и силы для жизни.

Потому и везут сюда всех, кому нужна поддержка духовная. Так на август намечены традиционные Кенозерские чтения и Международный лагерь мастеров. Недавно из парка вернулась съемочная группа телепрограммы канала "Культура" "Достояние республики". Впрочем, это уже тема для другой статьи нашего цикла о том, как реализуются сказки Кенозерья. А в качестве "затравки" приведу диалог с одной из "великих старушек" парка, хранительниц его часовен:

- Тяжело у вас жить?

- Нет, жить-то у нас хорошо, это время тяжелое: